Npdpk.ru

Стройжурнал НПДПК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

По стене ползет кирпич маяковский

Мобильный контент

Мы так в детстве говорили

— Скажи «Аврора», снимай трусы без разговора boro.da33.ru
— Скажи «арбуз», твой папа карапуз
— Скажи «банка», твоя бабушка цыганка
— Скажи «банан», твой папа наркоман
— Скажи «баранка», твоя мать цыганка
— Скажи «ваза», поживи пока без газа
— Скажи «воровка», тебя мама свяжет ловко
— Скажи «газ», тебе цыганка титьку даст
— Скажи «гараж», снимай трусы, иди на пляж
— Скажи «двести», снимай трусы-иди к невесте
— Скажи «дура», у тебя красивая фигура
— Скажи «ЗИЛ», твой папа попой тормозил
— Скажи «карета», тебе (Имя друга) шлёт привета
— Скажи «кирпич», твоя папа бич
— Скажи «клей», выпей баночку соплей
— Скажи «кружка», твоя мать болтушка
— Скажи «кукуруза», поцелуй цыганке пузо
— Скажи «лук», по лбу стук, Скажи «чеснок», по спине лопатой НА-А-А!
— Скажи «май», я пукну, ты поймай
— Скажи «маяк», по башке тебя фигак
— Скажи «муха» — хвать тебя за ухо; скажи «оса «- хвать тебя за волоса; Скажи «птичка «- хвать тебя за яичко
— Скажи «машина», выпей баночку бензина
— Скажи «ну», баранки гну, когда согну, дам одну
— Скажи «палка», у тебя на носу галка
— Скажи «пароль», на горшке сидел король
— Скажи «паровоз», я насрал, а ты повёз
— Скажи «пароход», снимай трусы иди в поход
— Скажи «печка», твоя мать узбечка
— Скажи «подвал», тебя скелет поцеловал
— Скажи «подушка», твоя мать лягушка
— Скажи «полотенце», твоя мама любит немца
— Скажи «помидор», твоя бабушка боксёр
— Скажи «рак», ты дурак
— Скажи «ракета», ты директор туалета/твой папа начальник туалета
— Скажи «руль», я насрал — ты карауль
— Скажи «самолёт», снимай трусы — иди в полёт
— Скажи «Скорая», твоя мама голая
— Скажи «сотка», твоя мама красотка
— Скажи «три», сопли подотри
— Скажи «унитаз», твой папаша водолаз
— Скажи «фонтан», твои трусы во-о-о-он там
— Скажи «чайник», твой отец начальник

48 — половинку просим! 41 — ем один! 48 — делим всем! 47 — подожди, пока я съем!
Андрюха — голова два уха.
— А мне? — У тебя рука в говне!
— Будь другом — насри кругом, будь братом — насри квадратом, будь сестрой — насри звездой.
Буква «эс»- ты мне нужна, Позовите доктора, Доктор скачет на бутылке Прямо немцу по затылку, Немец думал, что война Сделал пушку из говна.
— Говоришь на меня — переводишь на себя.
— Дай! — Полай! Лает. А собакам не дают, собаки сами достают!
— Дай папиросочку, у тебя брюки/трусы в полосочку.
— Дай семечек. — Поссы на венечек.
— Дай прокатиться. — Жопа не годится! -Если жопа не годится, значит можно прокатиться! — А колеса матерятся, не дают тебе кататься! — И седушка матерится, значит можно прокатиться!
Вылез глист из унитаза и сказал такую фразу.
Ехали цыгане, кошку потеряли, кошка сдохла, хвост облез, кто промолвит слово, тот её съест! А кто засмеётся, тот кошечьей крови напьётся!
Жадина говядина солёный огурец. На полу валяется, ни кто его не ест.
Занимайся физкультурой! Вырастешь здоровой дурой!
Когда громко пукнул нужно было успеть сказать ПИП на ЛИП (пердеть имею право налево и направо). Если не успел, то все кто крикнул «Гол» пробивают по поджопнику.
Кто обзывается, тот сам так и называется.
Кто повторяет, тот в уборную ныряет, а в уборной крокодил, нашу (имя) проглотил.
Кто родился в попе негра, отзовись.
Кто со мной, тот герой, кто без меня, тот паршивая свинья!
Ленин сказал делиться, а Сталин сказал своё иметь, Сталин умер, а Ленин всегда живой.
Летит летит ракета Вокруг земного света А в ней сидит Гагарин Простой советский парень
Мирись-мирись, больше не дерись. А если будешь драться, то буду я кусаться. А кусаться не причём, буду драться кирпичом. А кирпич сломается, дружба начинается.
— Молчишь- в попе торчишь, отозвался- в попе остался.
На столе стоит стакан, а в стакане лилия. Что ты смотришь на меня рожа крокодилия.
— Не бойся ножа, а бойся вилки! Один удар — четыре дырки!
Не больно, не больно! Курица довольна!
Не учи учёного, съёшь говна копчёного/печёного
Никто меня не любит, никто не приголубит, Пойду я на помойку, наемся червяков. Они бывают разные — зелёные и красные, Наемся и умру, а знаешь, почему?
— Нюхай пятку — дам десятку.
Обезьяна Чи-Чи-Чи продавала кирпичи, за верёвку дёрнула и нечайно/тихонько пёрнула. А строители/покупатели пришли — фу, воняют кирпичи! А рабочие пришли, напердели и ушли.
Обезьяна Чи-Чи-Чи продавала кирпичи, не успела их продать — убежала под кровать.
Обманули дурака на четыре кулака!
Очкарик-вжопешарик Поехал на футбол Очки ему разбили Сказали — это гол!
По реке плывёт кирпич Деревянный как стекло Ну и пусть себе плывёт Нам не нужен пенопласт!
— Первое слово дороже второго. — Второе слово съела корова!
Пётр Первый пёрнул первый, показал пример полку. (7 букв П)
Пётр Первый пошёл погулять, Поймал перепёлку, пошёл продавать. Просил полтинник, получил подзатыльник. (12 букв П)
Повторюша-дядя Хрюшка из помойного ведра, все помойки облизала, и «спасибо» не сказала!
Посмотри вокруг сторон — тебе в попу лезет слон!
— Пошли? — Куда? — На Кудыкины горы воровать помидоры.
— Пошли? — Куда? — Попой резать провода и делать замыкание.
Прежде, чем нагнуться, надо оглянуться!
— Расшифруй «КОЛЯ»? — . — Корова Отелилась Летом. — А Я? — А ты зимой!
Сегодня воскресенье, девочкам печенье, мальчикам лепёшки из гнилой картошки.
Сидит Ванька на заборе мочит письку в ацетоне! Химия-химия, вся пиписька синяя!
— Скажи, сколько в тебе килограммов? — (называет свой вес) — А без говна, сколько?
— Слушай, почему ты записался, а не ходишь? — Куда? — В «Союзпечать» — говно качать и пять копеек получать.
— Смотри, упало! И пар пошёл, и мухи налетели!
— Сорок один — курю один, сорок восемь половинку просим.
Тай-тай налетай!
Тётя Люба всех полюбит, перелюбит, вылюбит. Дядя Женя всех поженит, Переженит, выженит. Тётя Валя всех повалит. Тётя Света всех посветит. Дядя Серя всех посерит. и т.д.
— Ты за канат или за верёвку? — За канат — За немецкий автомат! — За верёвку — За Советскую винтовку!
— Ты за Луну или за Солнце? — За Солнце: — За пузатого Японца! — За Луну: — За Советскую Страну!
— Ты, не ты, попой нюхаешь цветы, с трёх этажной высоты, а цветы железные, для тебя полезные! Ответы: — Да понюхала бы я, только очередь твоя. — А ромашка не моя, попа нюхает твоя. — Моя попа не бульдог, чтобы нюхать твой цветок.
Ты мне больше не подружка, Ты мне больше не дружок, Забирай свои игрушки и не писай в мой горшок.
— У меня в трусах тепло, У тебя в трусах говно!
— Умный-умный! По горшкам дежурный! Ответ: — А я все горшки обошёл и тебя в одном нашёл!
Фак ю бич, — сказал Ильич.
Факи-Фиги-кулаки это признаки любви!
Хватаешь сильно чела за «карок» и спрашиваешь: — Дуб, орех или мочало? — Мочало. — Начинаем всё сначала. Дуб, орех или мочало? — Дуб. — Выбиваем правый зуб! — Орех. — На кого покажешь грех?
Четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка чертили чёрными чернилами чертёж.
Чё зыришь? В штаны напузыришь!
Шишки-шишки — я на передышке!
Шышел-мышел, котик/пёрнул вышел.
— Я в домике!
— Я на гору, а я с горы. — Я на слона, а я со слона. — Я на рака, а я срака.

Читать еще:  Расход грунтовки половая плитка

Первые — горелые под тряпкой половой, Вторые — золотые под ленинской звездой.
Первые — горелые, Вторые — золотые, Третьи — умытые, золотом покрытые, Четвёртые в лесу доедают колбасу.
Первые — горелые, Вторые — золотые, Третьи — умытые, золотом покрытые, Четвёртым денежки дают, Пятых палкой бьют.
Первые — горелые, Вторые — золотые, Третьи — умытые, золотом покрытые, Четвёртые в подвале кушают сандали, Пятые на танке кушают баранки.
Первые — горелые, Вторые — золотые, Третьи — умытые, золотом покрытые, Четвёртые в подвале кушают сандали, Пятые — помятые, Шестые — богатые, Седьмые — в ракете, Восьмые в туалете, Девятые — с усами.

Три-три-три- дырка
Бри-бри-бри- сырка
Жри-жри-жри- жирка
Гри-гри-гри- горий
Зри-зри-зри- в корень
Шри-шри-шри- Ланка
При-при-при- манка
Ври-ври-ври- врушка
Дри-дри-дри- стушка
Сри-сри-сри- кака
Фри-фри-фри- бяка
Мри-мри-мри- муха
Чри-цри-нри- скука

Владимир Маяковский «Вы думаете, это бредит малярия. »

(из поэмы «Облако в штанах»)

Вы думаете, это бредит малярия?

Это было,
было в Одессе.

«Приду в четыре», — сказала Мария.

Восемь.
Девять.
Десять.

Вот и вечер
в ночную жуть
ушёл от окон,
хмурый,
декабрый.

В дряхлую спину хохочут и ржут
канделябры.

Меня сейчас узнать не могли бы:
жилистая громадина
стонет,
корчится.
Что может хотеться этакой глыбе?
А глыбе многое хочется!

Ведь для себя не важно
и то, что бронзовый,
и то, что сердце — холодной железкою.
Ночью хочется звон свой
спрятать в мягкое,
в женское.

И вот,
громадный,
горблюсь в окне,
плавлю лбом стекло окошечное.
Будет любовь или нет?
Какая —
большая или крошечная?
Откуда большая у тела такого:
должно быть, маленький,
смирный любёночек.
Она шарахается автомобильных гудков.
Любит звоночки коночек.

Читать еще:  Как правильно подключить теплый пол к системе отопления ленинградка

Ещё и ещё,
уткнувшись дождю
лицом в его лицо рябое,
жду,
обрызганный громом городского прибоя.

Полночь, с ножом мечась,
догнáла,
зарезала, —
вон его!

Упал двенадцатый час,
как с плахи голова казнённого.

В стёклах дождинки серые
свылись,
гримасу громадили,
как будто воют химеры
Собора Парижской Богоматери.

Проклятая!
Что же, и этого не хватит?
Скоро криком издерётся рот.

Слышу:
тихо,
как больной с кровати,
спрыгнул нерв.
И вот, —
сначала прошёлся
едва-едва,
потом забегал,
взволнованный,
чёткий.
Теперь и он, и новые два
мечутся отчаянной чечёткой.

Рухнула штукатурка в нижнем этаже.

Нервы —
большие,
маленькие,
многие! —
скачут бешеные,
и уже
у нервов подкашиваются ноги!

А ночь по комнате тинится и тинится, —
из тины не вытянуться отяжелевшему глазу.

Двери вдруг заляскали,
будто у гостиницы
не попадает зуб нá зуб.

Вошла ты,
резкая, как «нате!»,
муча перчатки замш,
сказала:
«Знаете —
я выхожу замуж».

Что ж, выходи́те.
Ничего.
Покреплюсь.
Видите — спокоен как!
Как пульс
покойника.

Помните?
Вы говорили:
«Джек Лондон,
деньги,
любовь,
страсть», —
а я одно видел:
вы — Джиоконда,
которую надо украсть!

Опять влюблённый выйду в игры,
огнём озаряя бровей зáгиб.
Что же!
И в доме, который выгорел,
иногда живут бездомные бродяги!

Дрáзните?
«Меньше, чем у нищего копеек,
у вас изумрудов безумий».
Помните!
Погибла Помпея,
когда раздразнили Везувий!

Эй!
Господа!
Любители
святотатств,
преступлений,
боен, —
а самое страшное
видели —
лицо моё,
когда
я
абсолютно спокоен?

И чувствую —
«я»
для меня малó.
Кто-то из меня вырывается упрямо.

Allo!
Кто говорит?
Мама?
Мама!
Ваш сын прекрасно болен!
Мама!
У него пожар сердца.
Скажите сёстрам, Люде и Оле, —
ему уже некуда деться.
Каждое слово,
даже шутка,
которые изрыгает обгорающим ртом он,
выбрасывается, как голая проститутка
из горящего публичного дома.
Люди нюхают —
запахло жареным!
Нагнали каких-то.
Блестящие!
В касках!
Нельзя сапожища!
Скажите пожарным:
на сердце горящее лезут в ласках.
Я сам.
Глаза наслезнённые бочками выкачу.
Дайте о рёбра опереться.
Выскочу! Выскочу! Выскочу! Выскочу!
Рухнули.
Не выскочишь из сердца!

На лице обгорающем
из трещины губ
обугленный поцелуишко броситься вырос.

Мама!
Петь не могу.
У церковки сердца занимается клирос!

Обгорелые фигурки слов и чисел
из черепа,
как дети из горящего здания.
Так страх
схватиться за небо
высил
горящие руки «Лузитании».
Трясущимся людям
в квартирное тихо
стоглазое зарево рвётся с пристани.
Крик последний, —
ты хоть
о том, что горю, в столетия выстони!

«Весь мир бардак, все бабы. » — оказывается, это почти Маяковский!

Все люди б. ди,
Весь мир бардак!
Один мой дядя
И тот муд*к.
*********************
“Я в Париже живу как денди,
Женщин имею до ста.
Мой член как сюжет в легенде,
Из уст переходит в уста.”

Один станок — это просто станок.
Много станков — мастреская.
Одна б..дь — это просто бл. дь,
Много бл. й — Сумская (улица в Харькове).

Гордишься ты
Но ты не идеал
Сама себе ты набиваешь цену
Таких как ты я на х*й одевал
И видит бог не раз ещё одену

*********************
Надо мной луна,
Подо мной жена,
Одеяло прилипло к жопе,
А мы все куем и куем детей,
Назло буржуазной Европе.

*********************
Не голова у тебя, а
седалище
В твоих жилах моча а не
кровь
Посадить бы тебя во
влагалище
И начать переделывать
вновь!

*********************
Силу в кулак, волю в узду, в работу впрягайся с маху.
Выполнил план — посылай всех в п*зду, не выполнил — сам иди на х*й!

*********************
Стоит баба с жопой метр на метр
В очереди за продовольствием.
Отрастить бы себе х*й
В километр
И доставить ей
Удовольствие!

*********************
Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!

*********************
Я не писатель,
не поэт,
А говорю стихами:
Пошли все на х*й
от меня
Мелкими шагами!

*********************
Мы, онанисты, ребята плечисты!
Нас не заманишь титькой мясистой!
Не совратишь нас пи*довою плевой!
Кончил правой, работай левой.
*********************
Не те бл*ди, что хлеба ради
спереди и сзади дают нам
еб*и,
Бог их прости!
А те бл*ди —
лгущие,
деньги сосущие, есть не дающие —
вот бл*ди сущие,
мать их ети!

*********************
Нам еб*я нужна как китайцам рис.
Не надоест х*ю радиомачтой топорщиться!
В обе дырки гляди — не поймай сифилис.
А то будешь перед врачами корчиться!

*********
Эй, онанисты, кричите «Ура!» — машины ебли налажены,
к вашим услугам любая дыра, вплоть до замочной скважины.
***************

И немного в иной редакции:

«Лежу на чужой жене…»

Лежу
на чужой
жене,
потолок
прилипает
к жопе,
но мы не ропщем —
делаем коммунистов,
назло
буржуазной
Европе!
Пусть х*й
мой
как мачта
топорщится!
Мне все равно,
кто подо мной —
жена министра
или уборщица!

Читать еще:  Грунтовка пола перед укладкой плитки расход

«Вы любите розы?»

Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!
товарищ!
не охай,
не ахай!
не дёргай узду!
коль выполнил план,
посылай всех
в п*зду
не выполнил —
сам
иди
на
х*й.

«Кто есть бл*ди»

Не те
бл*ди,
что хлеба
ради
спереди
и сзади
дают нам
е*ти,
Бог их прости!
А те бл*ди —
лгущие,
деньги
сосущие,
еть
не дающие —
вот бл*ди
сущие,
мать их ети!

«Нам е*ля нужна»

Нам е*ля нужна
как китайцам
рис.
Не надоест х*ю
радиомачтой топорщиться!
В обе дырки
гляди —
не поймай
сифилис.
А то будешь
перед врачами
корчиться!

Во весь голос (Первое вступление в поэму)

Примечания

Во весь голос. Первое вступление в поэму.

30-36, 22-29, 54-67, на обороте листа 39 — строфа 78-85, строки 88-89, 92, строфы 93-103, 86-91, на обороте листа 2 — наброски строф 112-123, 124-131, 167-178 и строфа 233-244, на листе 40 — строки 139-140 и неиспользованные заготовки, на обороте листа 1 — строки 237-240; беловой автограф — без заглавия с поправками и знаками, указывающими разбивку строк, в записной книжке 1930 г., No 71 (БММ); журн. «На литературном посту», М. 1930, No 3, февраль (строки 179-244); журн. «Октябрь», М. 1930, книга вторая (февраль).

Печатается по тексту журнала «Октябрь».

В настоящем издании в текст журнала вносится исправление: в строках 76-77 вместо «как живой с живым говоря» — «как живой с живыми говоря» (по беловому автографу).

Первое вступление в поэму «Во весь голос» написано в течение декабря 1929 — января 1930 гг. В это же время Маяковский работал над подготовкой своей отчетно-юбилейной выставки «20 лет работы». На непосредственную связь первого вступления в поэму «Во весь голос» и выставки Маяковский указывал, выступая 25 марта 1930 г. в Доме комсомола Красной Пресни на вечере, посвященном двадцатилетию деятельности: «Последняя из написанных вещей — о выставке, так как это целиком определяет то, что я делаю и для чего я работаю.

Очень часто в последнее время вот те, кто раздражен моей литературно-публицистической работой, говорят, что я стихи просто писать разучился и что потомки меня за это взгреют. Я держусь такого взгляда. Один коммунист мне говорил: «Что потомство! Ты перед потомством будешь отчитываться, а мне гораздо хуже — перед райкомом. Это гораздо труднее». Я человек решительный, я хочу сам поговорить с потомками, а не ожидать, что им будут рассказывать мои критики в будущем. Поэтому я обращаюсь непосредственно к потомкам в своей поэме, которая называется «Во весь голос» (см. т. 12 наст. изд.).

«Во весь голос» было вступлением к поэме о пятилетке. Отрывки, не вошедшие в первое вступление в поэму, см. в разделе «Неоконченное» (стр. 286 наст. тома).

1 февраля на открытии выставки «20 лет работы» в клубе Федерации писателей (Москва) состоялось первое публичное чтение «Во весь голос». Известно также о следующих выступлениях с чтением «Во весь голос»: 6 февраля — на конференции МАПП (Московская ассоциация пролетарских писателей), 15 февраля на выставке «20 лет работы», 22 февраля на закрытии выставки, 25 февраля — на открытии клуба театральных работников, 5 марта — на открытии выставки «20 лет работы» в Ленинграде в Доме печати, 25 марта в Доме комсомола Красной Пресни (Москва), 9 апреля — на вечере в Институте народного хозяйства им. Плеханова (Москва).

Строки 30-34. Еще в марте 1918 года встречается аналогичное высказывание Маяковского по вопросам искусства: «В мелочных лавочках, называемых высокопарно выставками, торгуют чистой мазней барских дочек и дачек в стиле рококо и прочих Людовиков. » (см. т. 12 наст. изд. «Манифест летучей федерации футуристов».)

Строки 35-36 — из популярной в те годы песни-частушки: «Сама садик я садила, сама буду поливать».

Строки 40-41. Кудреватые Митрейки, мудреватые Кудрейки — К. Митрейкин и А. Кудрейко — в то время молодые поэты. Митрейкин считал себя учеником литературной группы конструктивистов. Кудрейко выступил в 1929 г. со сборником стихов «Осада». Четверостишье из этого сборника Маяковский процитировал, выступая 8 февраля 1930 г. на конференции МАПП с критикой стихов ряда молодых поэтов (см. т. 12 наст. изд.).

«Тара-тина, тара-тина, т-эн-н. » — строка из стихотворения И. Сельвинского «Цыганский вальс на гитаре»:

«И Идоносится толико стон’ы гиттаоры: таратинна-таратинна-tan. «

Строка 91. Нумизмат — знаток и собиратель старинных монет.

Строка 201. Лета — в греческой мифологии река забвения в подземном царстве.

Строка 234. Це Ка Ка — Центральная Контрольная Комиссия, партийный орган, избиравшийся съездом ВКП(б).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector