Npdpk.ru

Стройжурнал НПДПК
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Немецкие эшелоны под откос

Выдающийся результат: пять эшелонов одной миной (4 фото)

Давайте вспомним о самой результативной диверсии Великой Отечественной войны, когда 30 июля 1943 года белорусский электромонтёр взорвал одной миной пять эшелонов.

В годы второй мировой войны резко повысилась зависимость войск на фронте от удаленных источников боеприпасов, ГСМ и продовольствия. Основными видами транспорта были железнодорожный, который обеспечивал подвоз всего необходимого от источников снабжения до войсковых баз, и автомобильный, который доставлял в войска все необходимое с баз. Снабжение по воздуху производилось в относительно небольших размерах и только при господстве в воздухе. Как правило, оно сопровождалось большими потерями и было кратковременным.

А вот автомобильный и железнодорожный транспорт более уязвимы для диверсий, чем гужевые обозы эпохи Наполеона. Что очень важно, имелись средства, позволяющие выводить из строя автомобильный и особенно железнодорожный транспорт, не вступая в бой с войсками противника.

Всё это способствовало высокой эффективности действий партизанских отрядов. Одним из таких отрядов был отряд «Храбрецы» НКВД БССР, действовавший тогда в Бобруйском и Осиповичском районах Белоруссии.

В июле 1943 боец этого отряда Фёдор Андреевич Крылович получил задание взорвать эшелон с горючим на станции Осиповичи. Крылович был участником боёв у озера Хасан и конфликта на реке Халхин-Гол, но в 1941 году, демобилизовавшись за год до этого из Красной Армии, он работал в Осиповчах простым электромонтёром. Остался он электромонтёром и после прихода немцев, которые заняли город 30 июня 1941 года. Однако уже в июле 1941 года Фёдор наладил связь с партизанами, а в августе организовал в Осиповичах подпольную комсомольскую группу, которая вошла в состав Осиповичского коммунистического подполья.

В сентябре 1942 года по заданию ЦК КП(б)Б в распоряжение осиповичских партизан прибыла конная группа А.К. Флегонтова. Она оказала большую помощь Осиповичскому партизанскому отряду оружием, боеприпасами, взрывчаткой.

Чтобы получить доступ к эшелону, прибывавшему на станцию в ночь на 30 июля 1943 года, подпольщик повредил электропроводку входного светофора, а когда его вызвали для ремонта светофора, установил две магнитные мины на цистернах в начале и конце состава.
В результате взрыва и возникшего после него пожара были уничтожены сразу четыре военных эшелона с боеприпасами и техникой: сгорели 63 вагона со снарядами, авиабомбами, танками «Тигр» и «Пантера», 23 платформы с бензином, 8 цистерн с автомаслом, 15 вагонов продовольствия, 5 паровозов, кран для подачи угля, угольный склад, станционные сооружения. Погибло около 50 фашистских солдат. В течение 10 часов над городом бушевало пламя. Испугавшись разрывов, разбежалась и охрана расположенного вблизи лагеря военнопленных, а заключённые ушли в лес к партизанам.

Проведенная операция, известная как «Диверсия Крыловича» стала одной из крупнейших диверсий всей Второй мировой войны. В фундаментальном труде «История второй мировой войны 1939—1945» (Москва, 1976, том 7, с. 314) сказано:

«…в ночь на 30 июля комсомолец-подпольщик Федор Крылович из оперативной группы „Храбрецы“ совершил на Могилевском железнодорожном узле крупную диверсию».

После взрыва Федор Крылович ушел из города в 1-ю Бобруйскую партизанскую бригаду, которой командовал В. И. Ливенцев. Возглавил в отряде диверсионную группу, совершил ряд успешных операций. Получил ряд ранений и контузий. За успешное проведение этой операции Фёдор Крылович был награждён орденом Ленина позднее в 1949 году.

Всего за время оккупации партизаны и подпольщики Осиповичского района пустили под откос 371 вражеский эшелон, разбили и повредили 339 паровозов, 2190 вагонов, 463 платформы, 143 цистерны, уничтожили и вывели из строя 274 автомашины, 17 танков, 10 бронемашин, 119 паровозов и сожгли 2235 тонн горючего. Патриоты разгромили 13 гарнизонов и истребили 15 000 немцев, разрушили 17 километров железнодорожного пути, перебили 5306 рельсов, взорвали 253 моста на шоссейных и грунтовых дорогах, 21 железнодорожный мост, вырезали 68 километров телефонно-телеграфной связи.
Умер Крылович в 1959 году в 43-летнем возрасте. До конца жизни он так и работал электромонтёром на той же станции. Именем Ф. А. Крыловича названа улица в городе Осиповичи, а на здании вокзала установлена мемориальная доска.

Немец, признанный в РФ экстремистом за работу о партизанах, заявил, что не собирался переписывать историю

Немецкий историк Себастьян Штоппер, исследование которого о деятельности партизан в Брянской области в годы Великой Отечественной войны неожиданно было включено в российский федеральный список экстремистских материалов, рассказал о новых фактах, обнаруженных им в процессе изучения темы, и заявил, что не собирался проводить ревизию истории и преуменьшать преступления нацистов. Как отмечает обозреватель Deutsche Welle Ефим Шуман, который пообщался с историком, решение о признании работы Штоппера экстремистской кажется удивительным, в том числе и потому, что его диссертация еще пока даже не опубликована.

Сам историк признался, что не знает, какие именно материалы исследовали сначала экспертная комиссия, а потом и Брянский суд. Он отметил, что в приговоре суда говорится о каких-то его публикациях в интернете, базирующихся на результатах исследований, приведенных в диссертации. Отметим, что, в частности, в 2010 году на сайте Брянской областной научной универсальной библиотеки появилась переведенная на русский язык статья Штоппера на эту тему «Смерть немецким эшелонам!» Борьба брянских партизан против снабжения Вермахта. Один из разделов работы красноречиво называется «Очковтирательство брянских партизан». Над диссертацией ученый работал три года.

«В любом случае я знаю, что я не экстремист, экстремистские взгляды не разделяю и никогда их не высказывал. В частности, я не оправдывал действия немецких оккупантов или карателей», — заявил Штоппер в интервью DW.

Примечательно, что поначалу к немецкому ученому в России отнеслись весьма благосклонно: Первый канал сделал о нем сюжет, журнал «Огонек» напечатал статью, а руководство Брянской области пригласило его на прием. Однако потом отношение изменилось — ранее историк в интервью «Радио Свобода» предположил, что это связано с тем, что он в своей работе написал о меньшем вкладе партизан в победу над фашизмом, чем принято было считать в России.

Читать еще:  Операция для откос от армии

Как рассказал ученый DW, изучая архивы, он обнаружил резкое отличие цифр — разницу в приводимом сторонами числе партизан на Брянщине, солдат и офицеров вермахта и СС, которые были брошены на борьбу с ними, жертв с обеих сторон. По мнению Штоппера, у вермахта не было никаких причин фальсифицировать эти данные, которые указывались во внутренних отчетах, поэтому следует считать их более близкими к реальности. В то время как партизанские командиры с 1941 года и до изгнания немцев с Брянщины в 1943 году сообщали о 150 тысячах уничтоженных фашистов, исследователь насчитал их всего около 10 тысяч. Число пущенных под откос эшелонов они преувеличили примерно вдвое, утверждает историк.

В то же время ученый отметил, что, несмотря на обнаруженные фальсификации, он не хочет принижать заслуги партизан в борьбе против национал-социализма. «Меняются цифры, но не суть и оценка партизанского сопротивления», — добавил он.

В диссертации Штоппера также приводится тезис, который мог не понравиться экспертной комиссии: о том, что население Брянщины вовсе не поддерживало партизан так однозначно, как это официально считается российскими историками. По словам Штоппера, неоднозначное отношение становится понятным, если учитывать, что гражданское население оказалось между фронтами, причем как оккупанты, так и партизаны стремились привлечь местных жителей на свою сторону, запугивали, отбирали продукты. Как утверждает автор диссертации, партизаны тоже нападали на села, которые работали на немцев, и тоже терроризировали местное население, правда, в гораздо меньших масштабах, чем фашисты.

Как заверил Себастьян Штоппер, он не собирался проводить «ревизию» истории, «релятивировать» ее, замалчивать преступления нацистов. «Наоборот: я раскрываю новые. Моя цель — создать полную, правдивую, объективную картину партизанского движения на Брянщине», — подчеркнул он.

Советский районный суд Брянска признал записи Штоппера в интернете, посвященные истории партизанского движения, экстремистскими 5 ноября 2013 года. В апреле 2014-го его заметки были включены в федеральный список экстремистских материалов. Недавно немецкий журнал Der Spiegel написал, что следователи заинтересовались публикациями Штоппера в «Живом журнале» после того, как он провел несколько публичных акций против присоединения Крыма к России.

Как наши партизаны устроили немцам «Концерт»

19 сентября 1943 года началась операция «Концерт», ставшая вторым большим этапом рельсовой войны на оккупированной советской территории

Понятие «рельсовая война» закрепилось за всей деятельностью советских партизан по нарушению железнодорожного сообщения на оккупированной нацистской Германией территории СССР и уничтожению немецких эшелонов. Между тем первоначально «Рельсовой войной» именовалась конкретная партизанская операция, проведенная с начала августа по середину сентября 1943 года. Практически сразу же после нее началась следующая операция — «Концерт», преследовавшая ту же цель: нарушить железнодорожные коммуникации противника, чтобы помешать ему отразить осеннее наступление Красной Армии на Смоленск и Гомель и обеспечить выход к берегам Днепра и Десны. Партизанские «выступления» в рамках этой операции начались 19 сентября 1943 года и продолжались до конца октября, а отдельные «аккорды» пришлись на начало ноября.

Партизаны как часть советской стратегии

Уничтожением немецких эшелонов и подрывом железнодорожных путей на оккупированных советских землях партизанские отряды и заброшенные с Большой земли диверсионные группы занимались с первых дней войны. Нарушение коммуникаций противника всегда было важной частью боевых действий, а в Советском Союзе, где основная транспортная нагрузка в то время ложилась именно на железные дороги, оно играло особую роль.

Минеры крымского партизанского отряда перед выходом в диверсионный рейд

До перелома, который ознаменовала победа Красной Армии в Сталинградской битве, а закрепило сражение на Курской дуге, партизанские отряды и диверсионные группы уделяли железным дорогам внимание лишь отчасти. Чтобы всерьез вести то, что позднее получит название «рельсовой войны», действовавшим в немецком тылу партизанам не хватало прежде всего взрывчатки и оборудования для взрывного дела, да и специалистов среди них было немного. В лучшем положении были диверсионные группы, многие из которых постепенно тоже превратились в крупные партизанские отряды, но и они, как правило, имели задачи, заключавшиеся не только в подрыве рельсов и пуске под откос эшелонов.

Полковник Илья Старинов, один из непосредственных руководителей операции «Концерт»

Только в конце лета 1943 года Центральный штаб партизанского движения и Ставка Верховного главнокомандования приняли согласованное решение привлечь партизанские соединения к обеспечению наступления Красной Армии. Это стало возможным благодаря изменению взгляда советского командования на планирование крупных стратегических операций. Теперь в Ставке оперировали не только войсковыми понятиями, и не воспользоваться возможностью нарушить коммуникации противника, имея в его тылу сотни тысяч партизан, не могли.

Советские партизаны минируют дорогу в Ленинградской области, осень 1943 года. В рамках операции «Концерт» диверсии проводились не только на железнодорожных коммуникациях, но и на автомобильных дорогах

Первый опыт такого стратегического взаимодействия, собственно, и был операцией «Рельсовая война». Ее главной задачей было не дать немцам подтянуть к фронту резервы, которые могли бы использоваться против развивающей наступление в ходе Курской битвы Красной Армии. Операция оказалась вполне успешной, и к середине сентября, когда вовсю шло наступление на Левобережной Украине, стало понятно, что и для дальнейшего продвижения на Запад партизанская помощь будет далеко не лишней.

Читать еще:  Для откосов пена или жидкие гвозди

«Концерт» по нотам и без

К участию в операции привлекали 193 партизанских формирования Белоруссии, Прибалтики, Карелии, Крыма, Ленинградской, Калининской, Смоленской и Орловской областей общей численностью 120 615 человек, которые должны были подорвать более 272 тысяч рельсов. В результате операции «Рельсовая война» партизанам удалось на некоторых участках прервать железнодорожное сообщение на полмесяца и больше. И такого же результата от них ожидали в рамках операции «Концерт». Но она с самого начала развивалась не совсем по плану.

Немецкие солдаты возле поезда, подорванного советскими партизанами. Железнодорожная платформа, прицепленная перед паровозом, не помогла избежать подрыва, паровоз полностью сошел с рельсов

Основной объем взрывчатки и взрывотехнического оборудования за линию фронта планировалось перебросить на самолетах. Но именно это и не удалось сделать вовремя: вмешалась погода, существенно сократившая число вылетов. В результате к 19 сентября — дню, на который было назначено начало «Концерта», — в распоряжении партизанских подрывников оказалось лишь немногим больше половины общего объема взрывчатки, запланированного для «выступления». Тогда Центральный штаб партизанского движения перенес начало «Концерта» на шесть дней. Но далеко не все партизанские отряды и соединения смогли отложить свои «партии»: многие уже выдвинулись в районы, где им полагалось заниматься диверсиями на железной дороге. И 19 сентября, как первоначально и планировалось, в немецком тылу зазвучали первые взрывы и начали валиться под откос первые эшелоны.

Советские партизаны готовят подрыв моста

Исходя из опыта «Рельсовой войны», основной удар партизанские отряды и диверсионные группы, согласно приказу Центрального штаба партизанского движения, сосредоточили на уничтожении рельсового пути. Уничтожение эшелонов рассматривалось в рамках «Концерта» как своего рода дополнительная партия. А между тем отвечавший за организацию и проведение спецоперации полковник НКВД Илья Старинов, справедливо считающийся одним из самых опытных советских диверсантов, до последнего дня настаивал на том, чтобы сместить фокус партизанский усилий с рельсов на эшелоны и мосты.

Партизаны готовят к подрыву участок железной дороги

По мнению Старинова (которое полностью подтвердили последующие события), немцы имели достаточное количество рельсового материала, чтобы достаточно быстро заменять полотно на участках, уничтоженных партизанами. В итоге глобального нарушения железнодорожного сообщения, на которое рассчитывало командование Красной Армии, добиться не удалось. Если же, как полагал главный диверсант операции, партизаны сосредоточились бы на уничтожении эшелонов, это не только намного увеличило бы перерывы в движении поездов, поскольку пути пришлось бы очищать от перекрывших их составов, но и сократило бы паровозный и вагонный парк немцев, который и без того был не слишком велик. Такой результат гораздо серьезнее сказался бы на темпах подвоза подкреплений на советско-германский фронт.

«Они приходят каждую ночь!»

Но реальные цифры, на основе которых был проведен анализ эффективности «Концерта», стали известны гораздо позднее. А в тот момент одновременный партизанский удар по железнодорожным коммуникациям на участке, составлявшем от 700 до 900 км по фронту и до 400 км глубиной, произвел на командование Вермахта неизгладимо удручающее впечатление.

Партизаны отряда имени Ворошилова готовят подрыв деревянного моста над рекой, 1943 год

Как писал в своих воспоминаниях немецкий генерал Курт фон Типпельскирх, командовавший в то время 12-м армейским корпусом группы армий «Центр», армейское командование в те дни безуспешно пыталось перебросить необходимое количество резервов на те участки, где сосредотачивались крупные силы Красной Армии. По словам генерала, и без того не слишком густая и перегруженная железнодорожная сеть подвергалась ожесточенным атакам партизан, что «до предела напрягало нервы командования и вынуждало его все время переносить сроки намеченного наступления».

Горящий деревянный железнодорожный мост над рекой Стыр на участке железной дороги между городами Сарны и Ковель, подожженный партизанами, 1943 год

Массированная партизанская атака на железные дороги привела к еще одному результату, на который не слишком рассчитывали на Большой земле. Одновременные диверсии во множестве мест вызвали настоящую панику в подразделениях, которые несли охрану на железнодорожных путях — а это были в основном части, состоящие из коллаборантов, или подразделения союзников по «оси». Деморализованные, они быстро прекратили серьезное сопротивление, и тогда для их замены командованию Вермахта пришлось направлять в тыл более боеспособные подразделения, которые были куда нужнее на фронте. Некоторые из этих частей были подтянуты из Европы, но немало немецких солдат пришлось оставить в тылу по пути на советско-германский фронт — и это тоже существенно повлияло на ход наступления Красной Армии.

Группа подрывников из партизанского отряда имени Хрущева у взорванного моста на Украине. Мост был подорван в момент прохождения по нему вражеской техники

Наконец, никуда не делся и психологический эффект от операции «Концерт». Партизанская «музыка» настолько нервировала немцев и их приспешников, что атмосфера в тылу стала едва ли не более удручающей, чем на фронте. Немецкие солдаты писали домой, что не могут спать, поскольку «эти проклятые партизаны приходят каждую ночь», что не один эшелон с отпускниками не смог добраться до Германии, потому что его пустили под откос советские диверсанты, и что пополнение задерживается, из-за чего на фронте остается все меньше сил для отражения советского наступления.

Финальный аккорд

Хотя из-за нехватки взрывчатки, основная часть которой была израсходована уже к началу октября 1943 года, операцию пришлось свернуть к середине осени, ее результаты в конечном счете были внушительными. Интенсивность немецких железнодорожных перевозок снизилась на 35-40%, на некоторых участках движение было полностью парализовано на несколько суток, а узловые станции, как в панике сообщала в Берлин оккупационная администрация, оказались переполнены эшелонами, которые невозможно было отправить. Такие скопления становились отличной мишенью для советских бомбардировщиков — и это был еще один важный результат операции «Концерт».

Читать еще:  Наличник для пластик откосов

Советские солдаты укладывают в транспортный самолет DC-3 грузы для партизан на Украине из кузова грузовика ГАЗ-АА

Но самым важным эффектом от партизанской «музыки» стало уничтожение почти полутора тысяч немецких эшелонов и свыше сотни железнодорожных мостов. Именно эти удары стали самыми болезненными для германских войск. На восстановление каждого моста, даже с учетом усилий спешно переброшенных из Германии ремонтно-восстановительных батальонов, уходило до нескольких суток, а иногда и гораздо больше. А потеря каждого паровоза и вагона была для немецкой промышленности практически невосполнимой: не случайно в то время немцы начали выпускать эрзац-паровозы, а для перевозки солдат использовать все типы вагонов, которые только удавалось найти. Именно поэтому, когда стало понятно, что подрыв рельсов не дает запланированного эффекта, наиболее дальновидные из партизанских командиров перенесли внимание на эшелоны — и добились нужного результата.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Диверсанты пустили под откос эшелон с челябинскими добровольцами

20 октября 2010 1:00

Геннадий Сергеевич Плотников во время войны был обычным челябинским школьником — юрким и любопытным. Сегодня он делится воспоминаниями о военной Челябе.

Осенью 1941 года по городу пошла весть, что в Челябинск приехал прославленный маршал Клим Ворошилов. Мой школьный друг жил в городке МВД. Он рассказал, что видел, как Ворошилов выходил из подъезда. Мы договорились, что пойдем туда, чтобы посмотреть на Ворошилова вблизи. Ждать пришлось долго, но вдруг к подъезду подъехала черная «эмка», из нее вышли два командира. А через несколько минут из подъезда вышел сам маршал, немного постоял и сел в машину. Мы наблюдали за ним с расстояния нескольких метров и были счастливы!

Через пару дней в городе заговорили, что на ЧТЗ было покушение на маршала, который должен был выступать на митинге перед рабочими в одном из цехов. Произошел взрыв, а затем вспыхнул пожар. Погибло много рабочих, но маршал не пострадал, потому что немного опоздал.

Вагоны с танками взорвали

Большой праздник был для всех горожан, когда был объявлен день отправки на фронт Челябинской добровольческой танковой бригады, которую вооружили на средства, собранные нашими земляками. Проводы были назначены на 9 мая 1943 года.

У главпочтамта была деревянная трибуна. Торжественный митинг длился более трех часов, затем было прощание с близкими и друзьями. А утром 10 мая молниеносно распространился слух, что танковый эшелон не соединился с Уральским добровольческим танковым корпусом. Диверсанты спустили его под откос в районе трамвайного депо, где железнодорожная насыпь особенно высока.

Мы с ребятами из нашего двора тут же побежали на ул. Труда к железнодорожной насыпи, но за два квартала до этого места нас остановили войска НКВД. Около насыпи были небольшие частные дома, и жители были свидетелями этой катастрофы. Они рассказывали нам, что танки и теплушки падали на большой скорости вправо по ходу поезда и тут же загорались. Все это сопровождалось криками и стонами раненых.

Взрыв на секретном заводе

В конце 1943 года в городе осторожно говорили о диверсии на заводе «Сигнал». Его построили во время войны за пределами города — вблизи восточного берега Смолино. Для нас, подростков, секретов почти не существовало: мы знали, что на этом заводе делают снаряды для «катюш».

В один из осенних дней во время пересменки сборочный цех, в котором работали практически одни женщины, потряс сильный взрыв. Затем все вокруг загорелось. Среди работниц сборочного цеха было много жертв — 277 человек. Их похоронили в братской могиле на кладбище близ деревни Сухомесово. Во время войны это было секретом, поэтому об этой братской могиле не знают даже те жители Ленинского района, у которых на этом кладбище погребены близкие. Печально, что до сих пор здесь нет никакого памятника.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Были и диверсии, и случайные взрывы

Галина Кибиткина, первый заместитель председателя Госкомитета по делам архивов Челябинской области:

— Диверсии, шпионы и рабочие, завербованные врагами, в Челябинске были! Но это трудно подтвердить документально, потому что расследованием подобных ЧП занимались органы НКВД или специальные военизированные структуры. Их отчеты до сих пор под секретом и хранятся в особых архивах. Но и спонтанных взрывов на пороховых производствах во время войны было много. Виной тому человеческий фактор: на заводах работали молодые, к тому же они торопились, а химическое производство — дело очень опасное. Так, в Аше есть братская могила, где похоронены работники порохового завода, погибшие при взрыве. Клим Ворошилов мог приезжать на ЧТЗ — там работал его приемный сын.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Адрес редакции: г.Челябинск, ул.Красная, 4, 6 этаж Почтовый индекс: 454091 г. Челябинск, офис 611 Контактные телефоны: +7 (351) 266 66 81, +7 (351) 265 80 66

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector