Npdpk.ru

Стройжурнал НПДПК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда неслась моя телега под откос

Цитаты из русской классики со словосочетанием «под откос»

Неточные совпадения

Ассоциации к слову «откос&raquo

Синонимы к словосочетанию «под откос&raquo

Предложения со словосочетанием «под откос&raquo

  • Тогда дитя и шнурков погладить не сможет, и вся его жизнь пойдёт под откос!

Сочетаемость слова «откос&raquo

  • крутой откос
    береговой откос
    песчаный откос
  • под откос поезда
  • на краю откоса
    у подножия откоса
    на вершине откоса
  • пойти под откос
    катиться под откос
    пускать под откос
  • (полная таблица сочетаемости)

Значение словосочетания «под откос&raquo

«Под откос» (англ. Derailed) — фильм 2002 года, в главной роли — Жан-Клод Ван Дамм. (Википедия)

Афоризмы русских писателей со словом «откос&raquo

  • А я иду — за мной беда,
    Не прямо и не косо,
    А в никуда и в никогда,
    Как поезда с откоса.

Отправить комментарий

Дополнительно

  • Как правильно пишется словосочетание «под откос»
  • Разбор по составу слова «откос» (морфемный разбор)
  • Перевод словосочетания «под откос» и примеры предложений (английский язык)
Значение словосочетания «под откос&raquo

«Под откос» (англ. Derailed) — фильм 2002 года, в главной роли — Жан-Клод Ван Дамм.

Предложения со словосочетанием «под откос&raquo

Тогда дитя и шнурков погладить не сможет, и вся его жизнь пойдёт под откос!

Пускала под откос вражеские поезда, вешала предателей, устраивала разного рода диверсии.

Но если не уловить нужный момент и продолжать жить в изменившихся условиях со старой установкой, жизнь покатится под откос.

Синонимы к словосочетанию «под откос&raquo
  • тормозная площадка
  • высокая насыпь
  • паровозная бригада
  • полотно дороги
  • пуля в лоб
  • (ещё синонимы. )
Ассоциации к слову «откос&raquo
  • косить
  • крутизна
  • коса
  • армия
  • окно
  • (ещё ассоциации. )
Сочетаемость слова «откос&raquo
  • крутой откос
  • под откос поезда
  • на краю откоса
  • пойти под откос
  • (полная таблица сочетаемости. )
Морфология
  • Разбор по составу слова «откос»
Правописание
  • Как правильно пишется словосочетание «под откос»

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

Когда неслась моя телега под откос

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Previous Entry
  • Next Entry
  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends’ Entries
  • Profile
  • Memories
  • Мастерская группа «Бобровый Утес»

К теме «Русское революционное движение» часть 1, часть 2 — стихи и песни 1860-х годов.

(Это именно русские революционные песни, о польских потом отдельно. И еще — некоторые стихи и песни были написаны или стали известны несколько позже 1863 года, но для игрового контекста это не столь существенно)

«Медленно движется время. «

Это популярный в шестидесятые годы (и позже) студенческий гимн. Песня имеет долгую и причудливую историю: текст был написан в 1857 году поэтом Иваном Никитиным на мотив студенческого немецкого гимна. А вот мотив большинству (во всяком случае людям моего поколения) прекрасно знаком: дело в том, что в конце девятнадцатого века на тот же мотив была написана известная песня «Смело, товарищи, в ногу». Дальнейшие трансформации этой песни нас,в принципе (по времени) уже не интересуют — хотя потом она в обратном переводе была и нацистским гимном, в другом варианте — пелась в Гражданскую войну и др.

А это — никитинский текст.

Медленно движется время,-
Веруй, надейся и жди.
Зрей, наше юное племя!
Путь твой широк впереди.
Молнии нас осветили,
Мы на распутье стоим.
Мёртвые в мире почили,
Дело настало живым.

Сеялось семя веками,-
Корни в земле глубоко;
Срубишь леса топорами,-
Зло вырывать нелегко:
Нам его в детстве привили,
Деды сроднилися с ним.
Мёртвые в мире почили,
Дело настало живым.

Стыд, кто бессмысленно тужит,
Листья зашепчут — он нем!
Слава, кто истине служит,
Истине жертвует всем!
Поздно глаза мы открыли,
Дружно на труд поспешим.
Мёртвые в мире почили,
Дело настало живым.

Рыхлая почва готова,
Сейте, покуда весна:
Доброго дела и слова
Не пропадут семена.
Где мы и как их добыли —
Внукам отчет отдадим.
Мёртвые в мире почили,
Дело настало живым.

«Не плачьте над трупами. «

Автор слов — Л.И.Пальмин. Оригинальное название стихотворения — «Requiem». Впервые напечатано в журнале «Искра» в 1865 г.
Автор музыки неизвестен. В принципе, как песня оно стало популярно в более позднее время — в 1870-е годы, но для игры это не так важно 🙂

Не плачьте над трупами павших борцов,
Погибших с оружьем в руках,
Не пойте над ними надгробных стихов,
Слезой не скверните их прах!

Не нужно ни гимнов, ни слез мертвецам,
Отдайте им лучший почет:
Шагайте без страха по мертвым телам,
Несите их знамя вперед!

С врагом их, под знаменем тех же идей,
Ведите их бой до конца!
Нет почести лучшей, нет тризны святей
Для тени достойной борца!

Текст песни написан А.К.Толстым в первой половине 1850-х годов.

Спускается солнце за степи,
Вдали золотится ковыль,-
Колодников звонкие цепи
Взметают дорожную пыль.

Идут они с бритыми лбами,
Шагают вперед тяжело,
Угрюмые сдвинули брови,
На сердце раздумье легло.

Идут с ними длинные тени,
Две клячи телегу везут,
Лениво сгибая колени,
Конвойные с ними идут.

«Что, братцы, затянемте песню,
Забудем лихую беду!
Уж, видно, такая невзгода
Написана нам на роду!»

И вот повели, затянули,
Поют, заливаясь, они
Про Волги широкой раздолье,
Про даром минувшие дни,

Поют про свободные степи,
Про дикую волю поют,
День меркнет все боле,- а цепи
Дорогу метут да метут.

«По чувствам братья мы с тобой. «

Слова А.Н.Плещеева, стихотворение написано в 1840-е годы.

По чувствам братья мы с тобой,
Мы в искупленье верим оба,
И будем мы питать до гроба
Вражду к бичам страны родной.

Когда ж пробьет желанный час
И встанут спящие народы –
Святое воинство свободы
В своих рядах увидит нас.

Любовью к истине святой
В тебе, я знаю, сердце бьется.
И, верно, отзыв в нем найдется
На неподкупный голос мой.

Другой вариант текста (видимо, более поздний, в таком виде приводится в имеющейся аудиозаписи):

По духу братья мы с тобой,
Мы в избавленье верим оба
И будем мы питать до гроба
Вражду к бичам страны родной!

Придёт пора, настанет час,
Восстанут спящие народы —
Святое воинство свободы
В своих рядах увидит нас!

Придёт пора, настанет время,
Младые силы подрастут
Взлетят орлы и цепь насилья
Железным клювом разорвут!

«По пыльной дороге телега несется. «

Автор слов и музыки неизвестен, песня 1860-х годов.

По пыльной дороге телега несется,
В ней по бокам два жандарма сидят.
Сбейте оковы,
Дайте мне волю
Я научу вас свободу любить.

Юный изгнанник в телеге той едет,
Скованы руки, как плети висят.
Сбейте оковы,
Дайте мне волю
Я научу вас свободу любить.

Дома оставил он мать дорогую,
Будет о нём безутешно рыдать.
Сбейте оковы,
Дайте мне волю
Я научу вас свободу любить.

(Дома оставил он милую сердцу,
Будет она от тоски изнывать.
Сбейте оковы,
Дайте мне волю
Я научу вас свободу любить)

Вспомнил он правое дело народное,
Вспомнил, за что он так долго страдал.
Сбейте оковы,
Дайте мне волю
Я научу вас свободу любить.

Вспомнил и молвил он: «Дайте мне волю,
Я научу вас свободу любить».
Сбейте оковы,
Дайте мне волю
Я научу вас свободу любить.

Слова И.Гольц-Миллера, музыка П.Сокальского.
Стихотворение впервые было опубликовано в журнале «Современник» в 1864 году под псевдонимом. В дальнейших изданиях в ряде случаев ошибочно приписывалось М.Михайлову.
И.И.Гольц-Миллер, студент московского университета, был близок к кружку П.Заичневского и принимал участие в составлении прокламации «Молодая Россия», вскоре после чего был арестован и сослан.

Читать еще:  Можно ли красить откосы масляной краской

Как дело измены, как совесть тирана,
Осенняя ночка черна…
Черней этой ночи встает из тумана
Видением мрачным тюрьма.
Кругом часовые шагают лениво;
В ночной тишине, то и знай,
Как стон, раздается протяжно, тоскливо:
— Слу-шай.

Хоть плотны высокие стены ограды,
Железные крепки замки,
Хоть зорки и ночью тюремщиков взгляды
И всюду сверкают штыки,
Хоть тихо внутри, но тюрьма – не кладбище,
И ты, часовой, не плошай:
Не верь тишине, берегися, дружище:
— Слу-шай.

Вот узник вверху за решеткой железной
Стоит, прислонившись к окну,
И взор устремил он вглубь ночи беззвездной,
Весь словно впился в тишину.
Ни звука. Порой лишь собака зальется,
Да крикнет сова невзначай,
Да мерно внизу под окном раздается:
— Слу-шай.

«Не дни и не месяцы – долгие годы
В тюрьме осужден я страдать,
А бедное сердце так жаждет свободы, —
Нет, дольше не в силах я ждать.
Здесь штык или пуля – там воля святая…
Эх, черная ночь, выручай!
Будь узнику ты хоть защитой, родная. »
— Слу-шай.

Чу. Шелест… Вот кто-то упал… приподнялся…
И два раза щелкнул курок…
«Кто идет. » Тень мелькнула – и выстрел раздался,
И ожил мгновенно острог.
Огни замелькали, забегали люди…
«Прощай, жизнь, свобода, прощай!» —
Прорвалося стоном из раненой груди…
— Слу-шай.

И снова всё тихо… На небе несмело
Луна показалась на миг.
И, словно сквозь слезы, из туч поглядела
И скрыла заплаканный лик.
Внизу ж часовые шагают лениво;
В ночной тишине, то и знай,
Как стон, раздается протяжно, тоскливо:
— Слу-шай.

Гимн петрашевцев

Еще одно стихотворение А.Плещеева, бытовавшее в качестве песни (аудиозапись не нашла)

Впервые стихотворение было опубликовано частично и анонимно в журнале «Современник» еще в 1846 году; в дальнейшем распространялись различные списки и переделки.

Вперед! без страха и сомненья
На подвиг доблестный, друзья!
Зарю святого искупленья
Уж в небесах завидел я!

Смелей! Дадим друг другу руки
И вместе двинемся вперед,
И пусть под знаменем науки
Союз наш крепнет и растет.

Жрецов греха и лжи мы будем
Глаголом истины карать,
И спящих мы от сна разбудим
И поведем на битву рать!

Не сотворим себе кумира
Ни на земле, ни в небесах;
За все дары и блага мира
Мы не падем пред ним во прах.

Провозглашать любви ученье
Мы будем нищим, богачам
И за него снесем гоненье,
Простив безумным палачам!

Блажен, кто жизнь в борьбе кровавой,
В заботах тяжких истощил;
Как раб ленивый и лукавый,
Талант свой в землю не зарыл!

Пусть нам звездою путеводной
Святая истина горит;
И верьте, голос благородный
Недаром в мире прозвучит!

Внемлите ж, братья, слову брата,
Пока мы полны юных сил:
Вперед, вперед, и без возврата,
Что б рок вдали нам ни сулил!

«Крепко, дружно вас в объятья. «

Слова М.Михайлова. Поется на мотив «Нелюдимо ваше море. «
Стихотворение впервые было опубликовано в 1862 году в «Колоколе», с подзаголовком «Студентам» и с пометой «Петропавловская крепость». Оригинальное заглавие — «Ответ». Это ответ на стихотворение «Узнику», написанное заключенными в Петропавловскую крепость студентами.
Публикация стихотворения в «Колоколе» сопровождалось припиской: «Спасибо вам за те слезы, которые вызвал у меня ваш братский привет. С кровью приходится мне отрывать от сердца все, что дорого, чем светла жизнь! Дай бог лучшего времени, хоть, может, мне уже и не суждено возвратиться».
Михайлову удалось переслать стихотворение арестованным студентам, которые, по выходе из крепости, широко распространили его в списках.

Крепко, дружно вас в объятья
Всех бы, братья, заключил,
И надежды и проклятья
С вами, братья разделил.

Но тупая сила злобы
Вон из братского кружка
Гонит в снежные сугробы,
В тьму и холод рудника.

Но и там, назло гоненью,
Веру лучшую мою
В молодое поколенье
Свято в сердце сохраню.

В безотрадной мгле изгнанья
Твердо буду света ждать
И души одно желанье,
Как молитву, повторять:

Старые советские стишки с черным юмором(длиннопост)

Мальчик-тихоня шёл из кино.
В доме напротив открылось окно.
Выстрел раздался в ночной тишине —
долго дымилась дыра в голове.


Мальчик Мишаня нашёл хлеборез,
тихо в квартиру директора влез.
Быстро свершилося черное дело —
в ванной нашли расчлененное тело.

Мальчик в конверт запечатал тротил,
папе на письменный стол положил…
Сын на граните просил написать:
«Нечего было за двойку ругать!»


Мальчик Володя на крыше сидел —
был бы он бабочкой — он полетел.
Тихо подкрался с дубинкою кто-то:
вот и сбылася мечта идиота.

Холодно в доме. Папа в тужурке.
Мама дочуркою топит в печурке.


Бабушка внучку очень любила,
мину в постель ей она положила.
Ночью два мощных раздалися взрыва —
внученька бабушку тоже любила.

Папа-мясник старичка потрошил.
Сын раздражённо ему говорил:
«Деда давно надо было кончать —
падаль пойдет лишь по рубль двадцать пять».


Папочка сына хотел отравить,
просит в жаркое мышьяк положить.
Официант вдруг становится строже:
«Будет на двадцать копеек дороже!»

Маша и Миша играли на крыше.
После двух выстрелов стало потише.


Недолго мучилась старушка
в высоковольтных проводах.
Ее обугленную тушку
нашли тимуровцы в кустах.

Девочка в поле гранату нашла.
«Что это, дядя?» — спросила oна.
«Дёрни колечко»,- ей дядя сказал.
Долго над полем бантик летал.


Маленький Витя с ружьишком играл.
Он с любопытством его разбирал.
Пальцем неловко нажал на курок —
пырснули дружно мозги в потолок.

Двое влюбленных лежали во ржи.
Тихо комбайн стоял на межи.
Тихо завелся и тихо пошел —
Кто-то в буханке полпальца нашел…


Мальчик зимою по льдине гулял.
Вдруг поскользнулся и в прорубь упал.
Долго ручонки хватались за льдину…
Нет, не видал я смешнее картину!

Скорый поезд Тбилиси — Баку.
Дверью зажало башку мужику.
Тронулся поезд. Мужик побежал…
Долго я взглядом его провожал.


Витюня в речке рыбу ловил.
Мимо большой проплывал крокодил.
Хрустнули кости в могучей руке —
труп крокодила плывет по реке.

Пионер Кочегаров рыбу ловил.
Мимо него проплывал крокодил…
Ох, и кряхтел же зеленый сморчок:
в жопе застрял пионерский значок.


Красная Площадь. Зелёные ёлки.
Мальчик гуляет в белой футболке.
Чёрная «Чайка» промчалась шурша…
Нет, не дождётся мать малыша!

Милая девочка с именем Рита
попу чесала куском динамита.
Взрыв прозвучал на улице Жданова —
ноги в Медведково, попа в Чертаново.


Мальчик Петруня на кухне шалил.
Тихо шеф-повар к нему подвалил…
Будет теперь для рабочего класса
сорок кило вареного мяса.

Маме кричит со двора дед Кирилл:
– Вашего сына каток раздавил!
Мама спросила: — Где он теперь?
– Сейчас я его вам подсуну под дверь.


Девочка в ванной бритву нашла.
«Что это?» — папу спросила она.
Папа ответил: «Губная гармошка…»
Все шире и шире улыбка у крошки…

Девочка в садике в мячик играла.
Мячиком в дядю случайно попала.
Дядя надулся: «У-у, егоза!»
Долго на пальцах моргали глаза.


Мальчик отважно по стройке гулял,
кнопочки разные он нажимал.
Чётко сработал отлаженный пресс —
тепленький блинчик упал под навес.

Мальчик Сергуня «лимонку» нашёл.
С этой игрушкой он в школу пошёл…
Выбило взрывом дверь в кабинете —
мяса кусочки лежат на паркете.

Читать еще:  Машина для рытья траншеи с откосом


Бантики, шортики, звёздочки в ряд:
трамвай переехал отряд октябрят.
Рядом флажок в кулаке был зажатый —
это задорный пионервожатый.

Бантики, шортики, звездочки в ряд:
трамвай переехал отряд октябрят.
Сиська налево и сиська направо —
с ними погибла вожатая Клава.


Парень с гитарой по полю бродил,
случайно на мину он угодил.
Долго гитара стонала и пела:
не хрен по полю шататься без дела!

Дети играли в Сашу Ульянова:
бомбу кидали в «Чайку» Романова.


Мальчик Володя купил кимоно.
Пару приемов увидел в кино…
С криком «Кия!» и ударом ноги —
папины яйца стекли в сапоги.

Дед Митрофаныч присел на пенёк:
ох, и тяжелый случился денек!
Долго над лесом летали штаны —
вот оно, подлое эхо войны!


Девочка красивая
в кустах лежит нагой:
другой бы изнасиловал,
а я лишь пнул ногой.

Маленький Рома на крыше гулял.
Кончилась крыша, и Рома упал.
В воздухе сделал красивое сальто…
Долго его соскребали с асфальта.


Дети в подвале играли в роддом:
с трудом перенес аборт управдом.

Мальчик Алёша варил холодец…
По полу ползал безногий отец.


Мальчик Сережа нашёл пистолет…
Долго у стенки корячился дед.

Красные галстуки реют над сквером —
бомба попала в Дворец пионеров.
Выше лишь сиська большая летела —
это погибла вожатая Стелла.


Дети в разбойников в парке играли,
метко в прохожих дротик кидали.
Не повезло октябренку Тарасу…
Кошки всю ночь ели свежее мясо.

Бабушка внучку из школы ждала,
калий цианистый в ступке толкла.
Дедушка бабушку опередил —
внучку гвоздями к забору прибил!


Маленький Додик спускался к реке.
Видит, чекисты бегут налегке.
Выстрелы, крики, трупы везде…
Додик наган свой припрятал в гнезде.

Маленький Додик спускался к реке.
Видит, чекисты бегут налегке.
– Где тут деревня? — в ответ им дуплет.
Додик припрятал двустволку в дупле…

Дочка просила у мамы конфетку.
Мама сказала: «Сунь пальчик в розетку…»
Быстро обуглились детские кости.
Долго смеялись над шуткою гости.


Маленький мальчик на вишню залез.
Дед Афанасий достал свой обрез.
Выстрел раздался, отчаянный крик:
– Сорок второй! — улыбнулся старик.

Мальчик Валера верёвку нашёл,
с этой веревкой он в школу пришёл…
Долго смеялись на педсовете,
как лысый директор висел в туалете!


Девочка в поле нашла ананас,
им оказался немецкий фугас.
Вымыла ручки, села поесть —
челюсть нашли километров за шесть!

Старый Панас нашёл ананас,
им оказался немецкий фугас.
Надо почистить, прежде чем съесть, —
челюсть нашли километров за шесть!

Маленький Гриша на крыше сидел,
солнечный луч ему голову грел.
Треснули доски. Хрустнули кости…
Нет, не поедет он к бабушке в гости!

Звездочки, бантики, трусики в ряд —
трамвай переехал отряд октябрят.
А вот головка рядом с флажком —
наверное, мальчик был вожаком!

Мальчик на крыше гонял голубей —
все выше и выше, быстрей и быстрей!
Вот кончилась крыша, раздался шлепок…
Папа мозги убирает в совок.


Старенький дед пошел в туалет,
который такой же был старый, как дед.
Треснули доски, чвякнула бездна…
Ясно, что деда спасти бесполезно.

Дети на стройке в индейцев играли,
в крановщика из рогатки стреляли.
С громом упала плита на плиту:
больше никто не найдет Вениту!


Девочка Нина купаться пошла —
в среду нырнула, в субботу всплыла.

Маша в лесу собирала малину
и наступила на ржавую мину…
Долго я буду видеть во сне
ее голубые глаза на сосне!


Мальчик встал на табуретку,
сунул пальчики в розетку.
Жареным мясом запахло в квартире…
Завтра ему было б ровно четыре.

Петя отправился в водный поход.
Сзади к нему подплывал теплоход.
Нету отрадней картинки на свете —
справа пол-Пети и слева пол-Пети!


Мальчик Мишаня мину нашел,
взял ее в сумку, в автобус зашел.
Люди на мальчика глянули косо…
Дальше поехали только колеса.

Маленький Сема на лифте катался.
Все хорошо бы, да лифт оборвался…
Роется мама в куче костей:
– Где же кроссовки за тыщу рублей?!


Девочки в поле цветы собирали.
Рядом мальчишки в индейцев играли.
Маша нагнулась — в попе топор:
метко метает индеец Егор!

Маленький Стасик по стройке гулял.
Тихо к нему каток подъезжал…
Долго рыдала над Стасиком мать,
пытаясь в рулончик сына скатать.


Маленький Изя бумажку нашёл,
с этой бумажкой в сортир он пошёл.
Долго смеялась потом детвора —
эта бумажка наждачкой была!

Наша Таня громко плачет,
по головке скачет мячик.
Это выдумка отца —
мячик сделан из свинца!


Дети играли в подвале в садистов —
зверски замучен отряд каратистов.

Маленький Ваня в ванне купался:
мылся, плескался, водой обливался.
Мама подкралась, юбкой шурша, —
бах! табуреткой, и нет малыша…


Два землекопа мину нашли.
Что с нею делать, не знали они…
Чётко сработал взрывной механизм:
Чей-то на ветке повис организм!

Дедушка внука очень любил,
дедушка внуку кинжал подарил.
Дедушка тихо за печкой сидит —
между лопаток подарок торчит.


Вася засунул пальцы в розетку —
всё что осталось, свернули в газетку…

Маленький Саша по стройке гулял,
в бочку с бензином случайно попал.
Стал задыхаться, высунул нос —
добренький дядя спичку поднёс…


Дети в подвале играли в больницу —
умер от родов электрик Синицын.

Девочка Маша на лифте каталась —
ноги уехали, попа осталась…


Маленький Дима на дерево влез,
дед Серафим заряжает обрез.
Выстрел раздался… Сторож упал —
Дима наган свой быстрее достал!

Шёл по дороге мальчик Руслан,
Папин в сторонке стоял автокран.
Папа смелее на газ нажимает —
с праздником маму Руслан не поздравит…


Папочка весь самолет обошел,
сына Семена нигде не нашел.
Мама спешит успокоить супруга:
«Выпал, наверное, он над Калугой…»

Маленький Коля по стройке гулял.
Башенный кран в небо груз поднимал.
Тяжесть не выдержал старенький трос —
мальчик ушами к сандалям прирос.


Маленький Петя на травке лежал.
Миша нечаянно с крыши упал…
Не разобрались родители в морге:
где же чьи руки, и где же чьи ноги?!

Мальчик Савелий на санках катался,
с горки высокой бесстрашно спускался…
На тормоз не стал нажимать Апанас:
мыть все равно собирался КамАЗ!


Едет Ваня на машине
весь размазанный по шине.

Осень настала. Пожухла трава.
Мальчик чахоточный рубит дрова.
С хрустом железо в ногу вошло…
Вместе с ногою детство ушло.

Хмурое утро

Алексей Николаевич Толстой

Его план поражения белой конницы строился на контратаке всеми своими сосредоточенными силами последовательно против трех колонн донских и кубанских дивизий, стремившихся окружить его. Они медлили с наступлением и ограничивались разведкой. Теперь он был уверен, что они бросятся на него очертя голову.

В ночь на девятнадцатое октября разведка донесла, что началось движение противника. Час кровавой битвы наступил. Семен Михайлович, сидевший со своими начдивами при свече над картой, сказал: «В час добрый», – и отдал приказ по дивизиям, по полкам, по эскадронам: «По коням!»

В темной ли избе, или в поле, в окопчике, прикрытом ветвями и сеном, или просто под стогом зазвонили полевые телефоны. Связисты услышали в наушники то, что все ждали с часу на час. Вестовые, кинувшись на коней, на скаку заправляя стремя, помчались в темноту. Бойцы, спавшие не раздеваясь в эту черную, как вражья могила, безветренную ночь, пробуждались от протяжного крика: «По коням!», вскакивали на ноги, стряхивая сон, кидались к коновязям и торопливо седлали, подтягивали подпруги так, что лошади шатались.

Читать еще:  Пластик для откосов ширина

Эскадроны съезжались на поле, по крикам команды, перекатывающимся по фронту, находя в темноте свое место. Строились и долго ожидали, поглядывая в сторону, где должна вот-вот забрезжить заря. По-ночному тяжело вздыхали кони. Промозглый холодок пробирался под стеганые куртки, полушубки и тощие солдатские шинелишки. Молчали, не курили.

И вот далеко раздался первый булькающий выстрел. Послышались голоса комиссаров: «Товарищи, Семен Михайлович приказал вам разбить противника… Наемники буржуазии рвутся к Москве, – смерть им! Покройте славой революционное оружие».

Заря не осветила поля. Лежал туман. С тяжелым топотом – стремя к стремени – мчалась развернувшаяся на версты лава восьми буденновских полков. В густом тумане было видно только – товарищ справа, да товарищ слева, да впереди конские зады, прыгающие в зыбком молоке.

Противник был близко – на сближении. Уже слышались его беспорядочные выстрелы. Уже бойцы, все посылая, все посылая коней, вытягивали шеи, силясь увидеть его… И вот по всей лаве прокатился крик, – громче, злее, яростнее. Передние увидели его…

Из тумана стали вырастать тени заворачивающих всадников. Не выдержало сердце у донских казаков. Они такой же лавой мчались навстречу… Да, видно, черт занес их так далеко от родных станиц – рубиться с этими красными дьяволами. Услышали, как гудит и дрожит все поле, поняли – какая страшная сила сшибет вот-вот коней и людей, смешает, закрутит, и повалятся горы окровавленных тел… Было бы за что! И понадеялись казаки на резвых донских скакунов, – стали осаживать, поворачивать… Разве только несколько самых отчаянных, пьяных от удали, врезались в буденновскую лаву, рубя шашками сплеча и наотмашь…

Не спасли донские скакуны. Те, кто уже повернул, сталкивались с тем, кто еще стремился вперед… Свои сшибали своих… Наскакивающие буденновцы рубили, и топтали, и гнали… Начались дикие крики… В тумане только и видно было – прильнувшего к гриве всадника и другого, настигающего его, завалясь в седле, для удара шашкой… Визжали, хватая зубами, взбесившиеся кони…

Теперь уже все казачьи полки повернули наутек. Но глубоко с фланга им путь преградили пулеметные тачанки и огнем отбросили их в сторону. А там, в смешавшиеся в беспорядке кучки скачущих казаков, врезались свежие буденновские эскадроны.

До белого света продолжалось преследование двух мамонтовских дивизий. Тысячи трупов в синих казачьих бешметах, в шароварах с красными лампасами лежали на поле, и носились испуганные кони без ездоков.

В обед буденновцы огромным табором на ровном поле толпились у хороших, из чистой меди, походных кухонь, отбитых у неприятеля. В них дымился кулеш, как полагается, из пшена с салом, и на этот раз с добавкой макарон, рису, бобов, солонины, и много еще такого для вкуса было намешано туда кашеварами.

Плотно поев, бойцы курили и хвалились друг перед другом: кто оружием, добытым в бою, – кавалерийской шашкой в серебре, японским карабином, – кто донским скакуном, – рыжим, с лысиной, в чулках.

Возбуждение от боя не улеглось, – куда там! Повсюду заиграли гармонии. Гаркнули голоса с подголосками: «Все тучки, тучки понависли, на поле пал туман…» А кое-где под треньканье балалайки пошли стучать каблуками, под присвист – взмахивать руками, как лебедь крыльями, – дробно бить землю вприсядку.

Но вот протяжно заиграли рожки. Снова – в бой, на трудную работу! Вдали шагом проехал Буденный, в бурке и серебристой папахе, и с ним оба начдива. И снова начали строиться полки, и в гуще их поплыли, колыхаясь, восемь красных знамен.

Страшный разгром первой колонны заставил белых приостановить окружение Буденного, – первоначальный план был сорван, и он сейчас же воспользовался этим замешательством противника. В ту же ночь на рассвете буденновцы атаковали вторую колонну мамонтовцев, она также не выдержала удара и отступила к железнодорожному полотну, под охрану бронепоезда. Он шел из Воронежа, тяжело громыхая через мосты. Под стальными башнями его у шестидюймовок и пулеметов артиллеристы-офицеры всматривались в медленно редеющий туман. Время от времени впереди на полотне появлялся машущий флажком связист. На минуту бронепоезд приостанавливался, принимая сведения. Так стало известно о тяжелом состоянии второй колонны, которую буденновцы гнали к полотну.

Бронепоезд развил скорость. Не умолкая, ревел хриплый гудок на его паровозе, давая знать своим о близкой помощи.

Артиллеристы, глядевшие в башенные щели, различили неясную в тумане тень, – она неслась по полотну навстречу бронепоезду. Он застопорил и дал задний ход. По быстро вырастающей тени ударили из пушки. Но было уже поздно. Большой товарный паровоз, пущенный без людей, на полных парах налетел на передний стальной вагон бронепоезда. Паровоз был весь – спереди и с боков – обложен динамитом. Раздался взрыв. Тотчас от детонации рванулись снаряды в броневагоне. В вихре земли, песка, огня, дыма, пара броневагон стал торчком и опрокинулся, раздавливая и увлекая под откос всю великолепную стальную черепаху.

Вторая колонна мамонтовцев бежала на Воронеж. Туда же – без боя – начала отступать и третья колонна. Но ее заставили принять бой – на четвертые сутки этого неслыханного побоища – и наголову разбили ее, устилая на версты поля и холмы порубленными станичниками.

Растрепанные, потерявшие в иных полках до половины состава, все донские и кубанские дивизии ушли за реку. Туда же, – рано утром двадцать четвертого, – подступили главные силы буденновцев. Деревянный мост, охранявшийся поповской командой и тепловскими юнкерами, был брошен невзорванным. Со стороны города стреляло несколько батарей, взметая столбы грязи и воды… Буденный подъехал к мосту и увидел, что он построен на живую нитку. Он вызвал музыкантов с серебряными трубами и приказал им перейти на ту сторону реки и там играть самое веселое – забористое – марши и польки. Ученики консерватории, – как были тогда взяты; в куцых шинелишках, с желто-красными нашивками на плечах, – побежали через мост, и – едва только успели перебраться – в него ударил снаряд, и он рухнул. Под грохот взрывов, полуживые от страха, музыканты задудели и заревели в серебряные трубы…

Каждому конному бойцу был дан в руки артиллерийский снаряд. «Вперед, вперед!» – закричали комиссары и командиры и впереди эскадрона кинулись в ледяную воду, кипящую и взбаламученную от рвущихся снарядов. На глубине люди соскальзывали с седел и плыли, держась одной рукой за гриву, другой придерживая снаряд. Поскакали в сердитую реку артиллерийские запряжки, волоча пушки по дну. Переправившиеся буденновцы, злые и мокрые, на мокрых конях, горячо атаковали Воронеж. Но и здесь дивизии Мамонтова и Шкуро не приняли боя и поспешно ушли за Дон, в сторону Касторной.

Разгром лучшей конницы белых и занятие Воронежа входило одной из начальных операций в грандиозный военный план, созданный новым руководством Южного фронта.

Листки этого плана, на синеватой бумаге, подписанные Сталиным, были получены командармами, комкорами, начдивами, комбригами и командирами полков. В нем предусматривались в подробностях – понятные каждому красноармейцу и на деле осуществимые – операции всех частей Южного фронта, начиная от района Орла и Кром, откуда, под ударами особой группы, руководимой Серго Орджоникидзе, отступала растрепанная деникинская гвардия с генералом Кутеповым, поклявшимся первым ворваться в Москву, – от операций в районе Воронежа и Касторной, где корпусу Буденного была поставлена задача – рассечь белый фронт на стыке Донской и Добровольческой армий, кончая занятием Ростова-на-Дону, путь на который лежал в образовавшийся прорыв через пролетарский шахтерский Донбасс.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector