Npdpk.ru

Стройжурнал НПДПК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дела идут под откос

Начальник сказал подчененным : «Из — за таких как вы, у нас в стране корабли идут под откос» А что на самом деле может идти под откос?

Русский язык | 1 — 4 классы

Начальник сказал подчененным : «Из — за таких как вы, у нас в стране корабли идут под откос» А что на самом деле может идти под откос.

КАТЯТСЯ ПО АТКОС.

Начальник сказал подчинённым : 《Из — за таких как вы у нас в стране корабли идут под откос》?

Начальник сказал подчинённым : 《Из — за таких как вы у нас в стране корабли идут под откос》.

А что на самом деле может идти под откос Какой ответ привильный (А)эскалатор : (Б)лифт : (В)поезд ; (Г)самолёт : (Д)начальник прав — корабль.

Начальник сказал своим подчиненным из — за Таких как вы у нас в стране корабли идут под откос что на самом деле может идти под откос?

Начальник сказал своим подчиненным из — за Таких как вы у нас в стране корабли идут под откос что на самом деле может идти под откос.

Начальник сказал подчиненным из — за Таких как вы у нас в стране корабль идут под откос А что на самом деле может идти под откос?

Начальник сказал подчиненным из — за Таких как вы у нас в стране корабль идут под откос А что на самом деле может идти под откос.

Начальник сказал подчиненным из — за Таких как вы у нас в стране корабли идут под откос А что на самом деле идет под откос?

Начальник сказал подчиненным из — за Таких как вы у нас в стране корабли идут под откос А что на самом деле идет под откос.

Начальник сказал подчинённым : 《Из — за таких, как вы, у нас в стране корабли идут под откос》?

Начальник сказал подчинённым : 《Из — за таких, как вы, у нас в стране корабли идут под откос》.

А что на самом деле может идти под откос?

(А) эскалатор ; (Б) лифт ; (В) поезд ; (Г) самолёт ; (Д) начальник прав — корабль.

Начальник сказал своим подчиненным «Из за таких как вы, у нас в стране корабли идут под откос?

Начальник сказал своим подчиненным «Из за таких как вы, у нас в стране корабли идут под откос.

» А что на самом деле может идти под откос.

А)эскалатор, Б)лифт, В)поезд, Г)самолет, Д)начальник прав — корабль.

Начальник сказал своим подчиненным из — за Таких как вы у нас в стране корабли идут под откос А что на самом деле может идти под откос?

Начальник сказал своим подчиненным из — за Таких как вы у нас в стране корабли идут под откос А что на самом деле может идти под откос.

Начальник сказал подчинённым : «из — за таких, как вы, у нас в стране корабли идут под откос»?

Начальник сказал подчинённым : «из — за таких, как вы, у нас в стране корабли идут под откос».

А что на самом деле может идти под откос?

Начальник сказал подчинённым : 《Из — за таких, как вы, у нас в стране корабли идут под откос》?

Начальник сказал подчинённым : 《Из — за таких, как вы, у нас в стране корабли идут под откос》.

А что на самом деле может идти под откос?

(А) эскалатор ; (Б) лифт ; (В) поезд ; (Г) самолёт ; (Д) начальник прав — корабль.

Начальник сказал подчинённым из — за Таких как вы у нас в стране корабли идут под откос А что на самом деле может идти под откос?

Начальник сказал подчинённым из — за Таких как вы у нас в стране корабли идут под откос А что на самом деле может идти под откос.

Если вам необходимо получить ответ на вопрос Начальник сказал подчененным : «Из — за таких как вы, у нас в стране корабли идут под откос» А что на самом деле может идти под откос?, относящийся к уровню подготовки учащихся 1 — 4 классов, вы открыли нужную страницу. В категории Русский язык вы также найдете ответы на похожие вопросы по интересующей теме, с помощью автоматического «умного» поиска. Если после ознакомления со всеми вариантами ответа у вас остались сомнения, или полученная информация не полностью освещает тематику, создайте свой вопрос с помощью кнопки, которая находится вверху страницы, или обсудите вопрос с посетителями этой страницы.

Отчего поезда идут под откос?

В Казахстане участились железнодорожные аварии. Пока, слава богу, обходится без жертв, так как происшествия в основном происходят с грузовыми составами. Но тревожная статистика уже не может не пугать. Одна из возможных причин участившихся происшествий — низкое качество материалов, используемых при ремонте и строительстве полотна.

Последнее ЧП на железной дороге произошло в прошлый понедельник. На перегоне Алматы — Отар сошли с рельсов 12 грузовых вагонов. Аварию устранили достаточно быстро (в течение трех часов), задержано восемь пассажирских поездов. Для расследования причины схода создана комиссия АО “НК “КТЖ”…
Аварийная статистика растет. Только за последние месяцы произошло три крупных ЧП со сходом составов. Эта проблема комплексная. Сейчас путейцы подлатывают рельсы и шпалы, но скоро наступит день, когда придется бросать все силы и средства на замену электроопор. Почетный железнодорожник, инженер-строитель путей сообщения Бахтарбек ЖУНУСОВ напоминает, что все электрифицированные участки железной дороги возводились почти в одно время — 50 лет назад. А 50 лет — это срок службы опор линий электропередачи. Другая проблема — нет гарантии, что все, что мы меняем и будем менять, является качественным и прослужит хотя бы половину положенного срока.
Конкретный пример — продукция 50-летнего завода АО “КазШпал”, к слову, несколько раз за свою новейшую историю закрывающегося по решению судов.
Железнодорожники вынуждены покупать шпалы завтра из-за правил закупок, в которых приоритет отдается поставщикам с наименьшей ценой. По договору этого года, подписанному 3 марта между АО “НК “КТЖ” и АО “КазШпал”, железнодорожники должны были получить более 30 тысяч комплектов шпал примерно на миллион долларов по сегодняшнему курсу. Но на данный момент на 90 процентов поставленной продукции не подписаны акты приемки, видимо, это связано с плохим качеством поставленной продукции. Мы не будем рассказывать, по какому участку сколько “некондички” было выявлено специалистами. Это длинный перечень. Страшно то, что кто-то знал о том, что шпалы некачественные, и пытался это скрыть.
Вообще, у АО “КазШпал” не всегда все ладится с качеством, хотя документы, требуемые для участия в тендерах, в полном ажуре. Есть и сертификат соответствия, выданный ТОО “Жанабет”, аккредитованным Национальным центром стандартизации. Правда, наццентр, выдавая санкцию на работу, не учитывает, что у ТОО “Жанабет” нет ни соответствующей лаборатории для полноценного испытания такого рода продукции, ни требуемого испытательного полигона.
Бахтарбек Курмангожанович говорит, что эти полигоны и лаборатории были только на территории России и Украины, а у нас не было. Но в настоящее время в Казахстане есть современные лаборатории, позволяющие определить качество такого рода продукции, например ОПС ТОО “КазЦСЖТ”.
— Я путеец с полувековым стажем, — говорит Жунусов. — Давно знаю и завод, который сейчас называется “КазШпал”. По технологии готовая шпала должна отлежаться 28 суток, потом образцы партии проверяли, лишь после этого они шли на железную дорогу. Поэтому раньше вся территория предприятия была заставлена штабелями. Сейчас этого нет. Видимо, продукция идет сразу в дело, без проверки на соответствие техническому регламенту Таможенного союза.
Возможно, это и так. Скандалов вокруг “КазШпал” в нашей стране для одного предприятия многовато. Самый крупный, попавший в СМИ, — это история ветки Шар — Усть-Каменогорск (2007-2008), где комитетчики инициировали судебную строительно-техническую экспертизу для выяснения качества образцов шпал этого производителя. Тогда комиссия пришла к выводу, что при их использовании (цитирую заключение) “создаются предпосылки к преждевременному разрушению путей, что может привести к серьезным ЧП”.
Есть и другие примеры, не попавшие в СМИ, но хорошо известные путейцам. В 2012 году шпалы этого же АО были уложены на участке Астана — Ерейментау. Но уже в 2016-м
здесь пришлось срочно менять 25 тысяч шпал, хотя их нормативный срок службы 50 лет.
Понятно, что это совершенно ненужные расходы, но главное все-таки то, что некачественные шпалы — это угроза аварий, причем необязательно только с участием более тяжелых грузовых поездов.
Сейчас ни одному контрольно-надзорному органу нет дела до этих скандалов. Наверное, это пока аварии случаются в основном с грузовыми составами. Они тяжелее пассажирских, и под ними “где тонко, там и рвется” в первую очередь. Но согласитесь, что это слабая гарантия безопасности для пассажирских составов. И неужели нужно ждать именно такой развязки, чтобы начать наводить порядок?
Вообще, по-доброму, для отраслей, чья деятельность сопряжена с безопасностью, необходимо было бы внести поправки в законодательство о госзакупках, чтобы главным приоритетом для определения победителей стало качество, а не максимально низкая цена. Ведь низкие цены при одинаковой стоимости расходных материалов могут быть только за счет нарушения технологии в сторону сокращения чего-нибудь или замены хорошего сырья на эрзац. А пока было бы оправданным проверить само предприятие и тех, кто проводит госзакупки, а еще тех, кто выдает сертификаты соответствия, не имея для этого условий.
Но законотворчество — это очень долгая песня. А пока суд да дело, разве никому не интересно — ни прокуратуре, ни финполу, например, узнать, когда же последняя партия шпал отправлялась в настоящую лабораторию, о чем наверняка у аккредитованного ТОО есть какая-нибудь запись. Товарно-транспортные накладные запросить, отметки о пересечении границы. Нам — интересно. Но полномочий не хватает.
Мы общались с экспертами центра стандартизации, они говорят, что наше законодательство позволяет для выдачи сертификатов соответствия делать не весь комплекс исследований на своей базе, а то, что не получается, проводить в арендованных лабораториях. Но тогда ведь должен остаться след от вывоза образцовой партии шпал в аккредитованные испытательные центры у нас в стране или за рубежом. Это же не коробок спичек, наверняка по той же железной дороге, где пока еще все строго не на словах, а на деле, должны были доставляться шпалы.
К слову, если вдруг прокуратура или финпол решит все-таки разобраться, почему так много скандалов вокруг этого предприятия, не дожидаясь крушения с человеческими жертвами, то просьба: выясните, пожалуйста, есть ли у АО “КазШпал” конструкторская документация, по которой они изготавливают брус и шпалы? Поскольку невозможно без этих документов не только побеждать в государственных закупках, но и принимать в них участие.
Ну и в завершение хочется обратить внимание, что сейчас на сайте вакансий qyzmet. kz размещены объявления, говорящие о том, что в данное время у АО “КазШпал” нет таких необходимых для качественного выпуска продукции специалистов, как начальник отдела технического контроля и технолог по ЖБИ.
К слову, во время подготовки этого материала по всем имеющимся в свободном доступе электронным адресам газета предложила АО “КазШпал” прокомментировать скандалы. Но наше предложение никого не заинтересовало.

Читать еще:  Чем укреплять откосы канав

Ергали НУРГАЛИЕВ, Алматы

Свежее

На ежегодном Kazakhstan Growth Forum состоялась церемония награждения лучших руководителей и лучших компаний года.

Жители более 160 павлодарских многоэтажек с мая не дождутся горячей воды.

Пшеница нового урожая созрела с высокой клейковиной

В Казахстане выявлен еще один штамм коронавируса — на этот раз “нигерийский” Eta

© ТОО «Издательство «Время»»

Используйте материалы только с согласия редакции и с активной ссылкой на источник

Иван Павлов: «Это дело напоминает паровоз, который идет под откос. «

Иван Павлов: «Это дело напоминает паровоз, который идет под откос. «

Сегодня, 3 октября 2011, адвокат Иван Павлов провел день в Архангельске на предварительном слушании дела историков. Как мы сообщали сегодня, Дело М.Н.Супруна и А.В.Дударева дошло до суда, несмотря на общую скандальность и заведомую несостоятельность обвинения. Интервью записано поздним вечером 3 октября в Петербурге по телефону.

Что сегодня происходило в Октябрьском суде в Архангельске? Какие основные итоги первого судебного слушания дела?

Иван Павлов: Сегодня прошли первые так называемые предварительные слушания. Они всегда проходят в закрытом режиме — это требование закона. Это вступление суда, подготовительная часть. Присутствовали оба подсудимых, и Супрун и Дударев, их защитники Павлов и Морев. Пришли всего четверо потерпевших из пятнадцати.

— А их пятнадцать уже?

— Их по делу пятнадцать человек. Кроме вот этих восьмерых человек никого не было. На этом заседании сегодня мы — мой доверитель и я -заявили ходатайство, в котором заявили о том, что выдвинутое обвинение, на наш взгляд, не имеет правовых оснований, и поэтому фактическая сторона дела, которую суд собирается устанавливать в ходе судебного следствия никак не сможет восполнить самый главный порок этого обвинения. А именно то, что не существует правовой базы, нет нормативно определенных понятий, раскрывающих понятие «личная и семейная тайна», в нарушении которых обвиняется Супрун.

Читать еще:  Как сделать арочные откосы с сэндвичами

Мы еще указали на ряд недостатков в обвинительном заключении и заявили, что для нас рассмотрение этого дела не представляет никакого интереса. Поэтому мы попросили суд освободить нас от участия в данном процессе. Сделано это было намерено. Это согласованный заранее и открытый демарш.

Этот демарш был сделан для того, чтобы они сразу поняли — нам все равно, какой приговор они вынесут. Все равно.

Почему я так говорю, вы удивляетесь? Объясню. Оправдательный приговор — ну, как бы прецедент, ну, победа защиты. Но, как говорится, ложки нашлись, а осадок остался. Резонанс получило это дело в архивных кругах. Архивисты и исследователи получили по рукам и чувствуют эту боль до сих пор. Вот обратного резонанса простой оправдательный приговор не даст. Простой оправдательный приговор Октябрьского районного суда города Архангельска не даст обратного резонанса. Такой резонанс может появиться, если дело выйдет на федеральный уровень. Если дело выйдет на федеральный уровень с обвинительным приговором, для нас откроется прямая дорога в Конституционный суд, который отказался рассматривать дело Супруна до вынесения ему обвинительного приговора. Вы представляете?

— Да, об этом мы уже немного писали. Это такие новые правила?

— Это такие новые правила. Для того, чтобы получить защиту у Конституционного суда, надо, чтобы суд общей юрисдикции применил эту норму. Не какой-то правоприменительный орган (например, Следственный комитет или ФСБ), а именно суд общей юрисдикции. А в уголовных делах это значит — получите обвинительный приговор, вступивший в законную силу. То есть никакой превентивной защиты в данном случае у нас нет. Но не важно, мы готовы и к этому. Поскольку, в общем, формально Супрун ничем не рискует. Даже если будет обвинительный приговор, это будет приговор с освобождением от наказания, никакой судимости у него не будет, поскольку сроки давности истекли по этой статье. Поэтому мы заявили такое ходатайство.

Суд удовлетворил его частично. Супруна он освободил от участия, а вот меня — нет. Наказал адвоката, что называется.

— А нечего выдумывать такие изысканные ходы.

— У суда были для этого формальные основания. Это формально не позволит нам оспорить обвинительный приговор на основании того, что подсудимые были лишены защиты. Да не будем мы это использовать. Но суть не в этом, конечно. Судья назначила следующее заседание на 17 октября и посвятила нас в планы провести в этом месяце еще три подряд заседания 24, 25 и 26 октября. Поэтому мне предстоит теперь регулярно ездить в Архангельск.

— Александр Дударев сказал мне сегодня, что для вас выбрали самую молодую судью в этом суде.

— Да, молодая судья. Да все они нормальные. Абсолютно ясно только, что в нашей системе ждать от них какого-то решения, которое будет вынесено независимым судом, значит не понимать, в какой стране ты живешь. Поэтому мы готовы к любому исходу. И может быть, даже, чем хуже — тем лучше. Старый проверенный способ.

— Как большевики?

— Да, как большевики в каком-нибудь 1905 или 1917 году. И как правозащитники, кстати, при Брежневе. В общем, тезис известный. проверенный — посмотрим. Но мы готовы к любому исходу.

— Для Михаила Супруна было достаточно одного этого ходатайства или нужны были дополнительные обоснования, например, подтверждения его зарубежной командировки в Польшу?

— Нет, мы заявили только одно ходатайство. Он говорил, что и в командировке он ездит. Но главным его заявлением было : «Я не хочу участвовать в этом. Ну, не хочу». А есть в уголовно-процессуальном кодексе норма, которая говорит о том, что по статьям, предусматривающим наказание до двух лет, подсудимый вправе ходатайствовать о том, чтобы дело рассматривалось без его участия. Есть и статья, которая говорит, что подсудимый вправе отказаться от защитников и не иметь их. И в этом случае, если отказ добровольный, участие защитника не обязательно. Но такого ходатайства мы не стали подавать. Просто у нас есть железобетонный аргумент, через который никто переступить не сможет. Никто.

— И даже эта молодая архангельская судья Светлана Паламодова?

— Я имею ввиду контр-аргумент. А суд? Суд может просто закрыть глаза на него. Просто проигнорировать может. Я не говорю сейчас о ломе, против которого нет приема. Я говорю сейчас о нормальной правовой аргументации и контр-аргументации. Вот нет контр-аргументов против того, что мы говорим.

Мы говорим, что это нельзя расценивать информацию о факте государственной репрессии над любым лицом, как личную и семейную тайну. С любых позиций — нельзя. Они (следствие и спецслужбы) утверждают, что можно, но не говорят при этом, что же они понимают под личной и семейной тайной.

— Александр Дударев еще сказал мне сегодня, что прокуратура ходатайствовала о закрытии процесса для прессы.

— Да, прокурор заявила ходатайство о том, чтобы слушания проходили в закрытом режиме. И судья закрыла все следующие заседания для прессы. Как юрист я понимаю, что здесь можно найти обоснование для этого решения. Вот есть спор: одна сторона говорит, что эта информация закрытая, другая сторона говорит, что эта информация должна быть открытой. И в судебном заседании должна рассматриваться эта информация. Если суд скажет: «Давайте все в открытом режиме рассматривать», значит, суд предрешит свое постановление об ее открытости и позволит этой информации еще больше распространиться. Поэтому я понимаю судью, когда она закрыла судебные заседания. Я, конечно, не люблю, когда суд закрывает судебные заседания и проводит за закрытыми дверями слушания, это все не очень хорошо, но в данном случае мне было, честно говоря, все равно. Мы так и сказали: «Нам все равно, как вы будете рассматривать дело, мы уже свое отношение выразили к этому процессу — мы его считаем бесполезным, поэтому проводите его, как хотите». Я возьму с собой книжку кроссвордов, если вы хотите, чтобы я для мебели здесь присутствовал. Я буду здесь сидеть для мебели и разгадывать кроссворды. Демонстративно. Потому что, еще раз, я считаю этот процесс лишенным какого-либо смысла и основания. Он ничего не даст, он ничего не принесет. Тот аргумент, который мы используем, он не сможет ни подтвердить его, ни в большей степени укрепить, ни поколебать. Вот и все.

Читать еще:  Угол пвх 60х60 для откосов

— А если предположить, что суд вернет дело на дополнительное расследование. Что тогда?

— Мы не заявляли суду ходатайство о направлении дела на дополнительное расследование, потому что мы считаем, что это лишняя затяжка. Хотя мы говорили суду, что такие основания все-таки есть. И суд может это сделать по своей инициативе, без нас. Но суд счел, что все в порядке, что нет оснований для направления дела на дополнительное расследование.

— И 17 октября вы не будете подавать других ходатайств?

— Да. Я буду там просто молчаливым привидением. Но, наверное, не удержусь и все-таки задам какие-то вопросы потерпевшим. Поскольку не понятно, насколько чувствительна для них та информация о фактах репрессий их родственников, которая, по мнению следствия уже разглашена, насколько она чувствительна для них. Что же они такие вдруг ранимые все?

— Это все наследники тех людей, которые фигурировали именно в проверочно-фильтарционных делах?

— Это дети спецпереселенцев, в основном.

— Уточняющие вопросы по процессу есть у меня еще. Следствие было продлено до 13 июля 2011?

— Да, до июля. Но эти сроки следствие не нарушило. Дело было передано в суд, с ним знакомились оба обвиняемых и адвокаты.

— Когда было предъявлено обвинение?

— Обвинительное заключение было утверждено 19 июля 2011. Это итоговый акт, который подвел черту и сказал окончательно, в чем обвиняются Михаил Супрун и Александр Дударев.

— Стало ли вам понятно, зачем все-таки это дело, такое скандальное и не имеющее нормативных оснований, нужно прокуратуре и ФСБ?

— На мой взгляд, это дело напоминает паровоз, который идет под откос. И остановить не возможно, и смотреть страшно. Машина инертная очень. Ну, вот сделали глупость, шуганули историка, отправили в отставку архивиста и кадрового офицера МВД, ну кроме как какого-то резонанса общественного, для себя весьма сомнительного, больше ничего не получили. Два года пыкались-мыкались, пытались расследовать это дело. Дело-то плевое. Кругом писали, пытались всякие экспертизы получить, в академические структуры писали: «Разъясните нам, у нас тут сложность есть, мы не понимаем, что такое личная и семейная тайна?».

— А куда именно писали?

— Да кругом писали. Например, на юрфак СПбГУ писали. СПбГУ им ответил: «Вы правильно пишите, что не можете определить понятие «личная и семейная тайна», потому что в законодательстве оно не определено». То есть все практически академические структуры ответили им: «Да, вот такая неопределенность есть. Что ж вы. » Но вот они одной рукой писали о том, что у нас сложности с квалификацией, а другой рукой предъявляли обвинение, подписывали постановление о признании обвиняемыми Супруна и Дударева и так далее. Есть противоречия, и даже само следствие признает порочность формулировки обвинения. Даже следствие. Но это не помешало двинуть дело в суд, а суду его принять и начать рассматривать.

Что делать, если бизнес идет под откос?

Говорят, если не можешь изменить ситуацию – измени отношение к ней. Давайте попробуем разобраться, о каком-таком отношении может идти речь.

Отношение к бизнесу можно условно разделить на две категории: мужское и женское.
Женское – это когда к бизнесу относятся как к детищу. Вкладывают ресурсы, развивают, радуются успехам, а при неудачах стремятся спасти во что б это не встало, тратят силы, время, деньги – все что угодно, лишь бы жил, лишь бы дышал – да хоть еле-еле и на ладан. Мне часто приходится наблюдать ситуацию, когда кредиты душат, доход минимальный, а предпринимателя от депрессии удерживает только надежда, что вот еще чуть-чуть и все наладится.
Мужской подход – это когда бизнес воспринимается как автомобиль. Есть владелец, есть цель, и есть средство передвижения, которое его к этой цели доставит. Причем технологичный процесс отлажен на столько, что за руль можно посадить любого обученного человека. В случае неполадок отношение такое же: остановиться, выяснить причину поломки, устранить. А далее снова все внимание на дорогу, ведущую к цели. И если бизнес сравнивать с автомобилем, то тогда его можно и поменять, и продать и даже закрыть убыточный и начать новый.

Не вы для бизнеса, а бизнес для вас – это главное отличие данных подходов.

Кроме технологического аспекта, есть еще и психологический. Ведь у каждого водителя автомобиля свой характер, свои привычки, свои принципы, свои убеждения и от этого зачастую зависит не только стиль вождения, но и выбор дороги, и реальность достижения конечной цели
У специалистов, занимающихся бизнес-расстановками существует такое понятие как «закон облака» — когда структура личности владельца оседает на его организацию. Ведь мы создаем свое дело по своему же образу и подобию. И тогда, если речь идет про бизнес и откос, имеет смысл заглянуть внутрь себя, и спросить: «А что я делаю не так, где я нарушаю технологии бизнеса?»

Ко мне обратился владелец небольшой компании с запросом: подчиненные не хотят работать, саботируют приказы. Ранее коллектив был очень дружным, сплоченным, с пониманием относился к нечастым авралам, могли, если надо поработать и в выходные. Помимо работы всех объединяли спорт и выезды на природу с семьями. И вдруг протесты! Как? Что? Откуда? И горечь владельца: «Разбаловал я их». Далее выяснилось, что бизнес был построен по принципу «семья», а владелец играл роль «большого доброго папы». Бизнес обеспечивал людей рабочими местами и зарплатой, владелец также получал зарплату директора предприятия, а вот прибыли не было. Осознав это, владелец решил ввести ряд изменений, и из «доброго папы» вдруг превратился в «требовательного начальника». Сотрудники же увидели «злого папу», и, в соответствии с привычной ролью, начали «капризничать». В расстановке нам удалось разделить контексты: папа в семье, на работе директор. Уделяя больше внимания собственным детям, он перестал превращать в детей своих подчиненных, и дело пошло на лад.

Так что, будем менять отношение?

Другие новости по теме:

Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

Код для вставки на сайт или в блог:
Код для вставки в форум (BBCode):
Прямая ссылка на эту публикацию:

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector