Npdpk.ru

Стройжурнал НПДПК
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ахматова как поезда с откосами

Ахматова как поезда с откосами

Анна Ахматова

Полночные стихи
Семь стихотворений

Только зеркало зеркалу снится,
Тишина тишину сторожит.
Решка

Вместо посвящения

По волнам блуждаю и прячусь в лесу,
Мерещусь на чистой эмали,
Разлуку, наверно, неплохо снесу,
Но встречу с тобою — едва ли.

1. Предвесенняя элегия

. toi qui m’as consolee.
Gerard de Nerval

Меж сосен метель присмирела,
Но, пьяная и без вина,
Там, словно Офелия, пела
Всю ночь нам сама тишина.
А тот, кто мне только казался,
Был с той обручен тишиной,
Простившись, он щедро остался,
Он насмерть остался со мной.

10 марта 1963
Комарово

2. Первое предупреждение

Какое нам в сущности дело,
Что все превращается в прах,
Над сколькими безднами пела
И в скольких жила зеркалах.
Пускай я не сон, не отрада
И меньше всего благодать,
Но, может быть, чаще, чем надо,
Придется тебе вспоминать —
И гул затихающих строчек,
И глаз, что скрывает на дне
Тот ржавый колючий веночек
В тревожной своей тишине.

6 июня 1963
Москва

3. В Зазеркалье

O quae beatam, Diva,
tenes Cyprum et Memphin.
Hor.

Красотка очень молода,
Но не из нашего столетья,
Вдвоем нам не бывать — та, третья,
Нас не оставит никогда.
Ты подвигаешь кресло ей,
Я щедро с ней делюсь цветами.
Что делаем — не знаем сами,
Но с каждым мигом все страшней.
Как вышедшие из тюрьмы,
Мы что-то знаем друг о друге
Ужасное. Мы в адском круге,
А может, это и не мы.

5 июля 1963
Комарово

4. Тринадцать строчек

И наконец ты слово произнес
Не так, как те. что на одно колено —
А так, как тот, кто вырвался из плена
И видит сень священную берез
Сквозь радугу невольных слез.
И вкруг тебя запела тишина,
И чистым солнцем сумрак озарился,
И мир на миг преобразился,
И странно изменился вкус вина.
И даже я, кому убийцей быть
Божественного слова предстояло,
Почти благоговейно замолчала,
Чтоб жизнь благословенную продлить.

8-12 августа 1963

В которую-то из сонат
Тебя я спрячу осторожно.
О! как ты позовешь тревожно,
Непоправимо виноват
В том, что приблизился ко мне
Хотя бы на одно мгновенье.
Твоя мечта — исчезновенье,
Где смерть лишь жертва тишине.

1 июля 1963

6. Ночное посещение

Все ушли, и никто не вернулся.

Не на листопадовом асфальте
Будешь долго ждать.
Мы с тобой в Адажио Вивальди
Встретимся опять.
Снова свечи станут тускло-желты
И закляты сном,
Но смычок не спросит, как вошел ты
В мой полночный дом.
Протекут в немом смертельном стоне
Эти полчаса,
Прочитаешь на моей ладони
Те же чудеса.
И тогда тебя твоя тревога,
Ставшая судьбой,
Уведет от моего порога
В ледяной прибой.

10-13 сентября 1963
Комарово

7. И последнее

Была над нами, как звезда над морем,
Ища лучом девятый смертный вал,
Ты называл ее бедой и горем,
А радостью ни разу не назвал.

Днем перед нами ласточкой кружила,
Улыбкой расцветала на губах,
А ночью ледяной рукой душила
Обоих разом. В разных городах.

И никаким не внемля славословьям,
Перезабыв все прежние грехи,
К бессоннейшим припавши изголовьям,
Бормочет окаянные стихи.

23-25 июля 1963

Вместо послесловия

А там, где сочиняют сны,
Обоим — разных не хватило,
Мы видели один, но сила
Была в нем как приход весны.

Ахматова как поезда с откосами

Скачать книгу ую женщину говорить по-своему и о своем, Ахматова как раз и видела назначенное ей свыше Предназначение. По ее мнению, в предреволюционной России к середине десятых годов обозначился социальный заказ на женский поэтический голос. Вакансия – на роль примадонны Серебряного века – была одна, претенденток несколько, однако по воле рока досталась именно ей. Уникальный, серебряный, театр русской поэзии не продержался и до первого, десятилетнего юбилея. После семилетия войн и революций все стало иным: рифмы, темы, дикция. Зато прима серебряной сцены оказалась задуманной надолго. Это ее – низким, неповторимым голосом проголосил ужас большого террора в бессмертном «Реквиеме»:

Семнадцать месяцев кричу,

Зову тебя домой,

Кидалась в ноги палачу,

Ты сын и ужас мой.

Большой террор – не последний ужас и всего ахматовского поколения и лично Ахматовой. Ей, как и многим, «суровая эпоха» еще не раз ломала и подменяла жизнь и судьбу. Загоняла в никогда и в никуда:

Один идет прямым путем,

Другой идет по кругу…

А я иду – за мной беда,

Не прямо и не косо,

А в никуда и в никогда,

Как поезда с откоса.

Но она-то не гнулась и не ломалась: выкарабкивалась из-под откоса и двигалась навстречу тайному зову: «Многое еще наверно хочет быть воспето голосом моим…» Больше того, когда пришла пора подводить итоги, Анна Всея Руси оглянулась – назад, глянула – окрест и ахнула: она, единственная, ни разу не отреклась от наследства, ни разу не усомнилась в ценности завещанного, хотя средь законных и полу-законных наследников великой русской культуры вовсе не числилась наипервейшей:

Читать еще:  Как сделать откосы одинаково

Казалось мне, что песня спета

Средь этих опустелых зал.

О, кто бы мне тогда сказал,

Что я наследую все это:

Фелицу, лебедя, мосты

И все китайские затеи,

Дворца сквозные галереи

И липы дивной красоты.

И даже собственную тень,

Всю искаженную от страха,

И покаянную рубаху,

И замогильную сирень.

Как всегда, Ахматова не отрывается от конкретики, в данном тексте – от реалий своей малой родины – Царского Села: Державинского – времен Фелицы (Екатерины Второй), Пушкинского, Тютчевского… Но при этом ей удается не поссорить два столь разных века, совместить в пространстве стиха легендарный город муз с тем страшным железнодорожным пунктом, на вокзале которого 1 сентября 1921 года Анна Ахматова своими глазами увидела имя Николая Степановича Гумилева в газетном сообщении о расстреле членов контрреволюционной Боевой Организации. На том самом вокзале, где они назначали свидания в первой юности… Больше того, именно Ахматовой каким-то чудом удалось соединить, казалось бы, несоединимое: модерн и классику, изысканность и простонародность, графическую четкость стиля и почти говорную интонацию живой речи…

Анна Андреевна Ахматова родилась 11 июня (по старому стилю) 1889 года в Одессе в семье потомственного моряка – отставного инженер-капитана второго ранга Андрея Антоновича Горенко и Инны Эразмовны, урожденной Стоговой. Вскоре после ее рожденья семья переехала в Царское Село, где Горенки прожили до лета 1905 года. Здесь, в городе поэтов, Анна одиннадцати лет от роду написала первое стихотворение, здесь же, еще гимназисткой, познакомилась с будущим мужем Николаем Гумилевым. Летом 1905-го супруги Горенки разошлись, Андрей Антонович остался в Петербурге, а Инна Эразмовна с детьми уехала к родственникам, на юг. Жили сначала в Евпатории, затем перебрались в Киев. В Киеве Анна Горенко закончила гимназию и некоторое время училась на юридических курсах. В апреле 1910 года она вышла замуж за Николая Степановича Гумилева. После венчания молодые отправились в Париж, а по возвращении поселились в доме матери Николая Степановича, в Царском Селе. Осенью Гумилев, взяв отпуск в университете, уехал в Африку. На целых полгода. За это время «полуброшенная новобрачная» успела написать книгу стихов, решительно не похожих на прежние – прежние мало чем отличались от поэтических упражнений обыкновенной провинциальной барышни. Во всяком случае, так считал Гумилев и потому советовал жене заняться чем-нибудь другим. Например, танцами.

Однако вернувшись из африканских странствий, все-таки спросил – нет ли в ее синей тетради новых «поэз». Услышанное настолько удивило Гумилева, что он немедленно взялся за подготовку их издания.

На подготовку ушло чуть более полугода, и в начале 1912 года первый сборник Анны Ахматовой «Вечер» вышел в свет. Тираж был крохотный, 300 экземпляров, но его заметили. И оценили. И читатели, и критики. Георгий Чулков, влиятельный литератор и друг Блока, не стал даже дожидаться появления книги. Вот что писал Чулков о самых первых журнальных ахматовских публикациях еще в декабре 1911-го и, не где-нибудь, в респектабельной столичной газете «Утро России»: «Изысканность поэтического дара Ахматовой в утонченности переживаний. Почти в каждом стихотворении…, как в бокале благоуханного вина, заключен Скачать книгу

Устройство, отправляющие поезд под откос. Зачем они?

Опубликовано 15.08.2019 · Обновлено 04.02.2021

Как часто вам приходилось наблюдать за стрелочными переводами, которые вслед за поездом переключаются в положение, как говорят в народе — «в никуда»? Это особенно часто происходит, когда поезд с бокового пути выезжает на главный. Для простого обывателя такая картина кажется совершенно нелепой, в голове сразу прокручивается мысль, что это может быть сделано в рамках борьбы с терроризмом на транспорте. Другое логическое объяснение найти довольно сложно. А ведь помимо таких стрелочных переводов еще существует масса устройств, смысл которых заключается в организации крушений любых проезжающих единиц подвижного состава (а проще говоря просто сбросе колесной пары с рельс). Позвольте я развею мифы и объясню, для чего же на железной дороге применяются подобные устройства.

Сбрасывающий остряк

На самом деле все вышеописанные приспособления носят такое официальное название как «Устройство для предупреждения самопроизвольного (несанкционированного) выхода подвижного состава на маршруты следования поездов (защитное устройство)«.
Таким образом эти устройства должны от чего-то защищать, но такая «защита» выглядит по меньшей мере странно, и это только на первый взгляд! Главные магистральные пути, по которым следуют поезда, не редко на большой скорости (если не осуществляется съезд на боковые пути), и если один вагон, оставленный на станции во время маневровой работы, был закреплён с «применением халатности» (например небыли установлены тормозные башмаки), то этот вагон может самопроизвольно начать движение, и взрезая все стрелочные переводы на своем пути выкатиться на магистральные пути прямо под летящий Сапсан, или «наливняк» с бензином массой 8000 тонн. Представляете что произойдет? Это будет настоящая катастрофа, а ведь мы не учли, что самопроизвольно может выкатиться не один вагон а несколько.

Раз такая ошибка работников станционного парка или горки может произойти, её последствия необходимо предотвратить любой ценой, а в данном случае самый действенный вариант — это сброс колесных пар вагонов с рельс. Большой скорости они набрать на станционных путях не успеют, по этому разрушения будут минимальными.

Читать еще:  Как запенить откос с улицы

В настоящее время на подобные устройства действуют соответствующие Технические требования РЖД, и согласно этим требованиям при проектировании новых станционных путей и модернизации действующих, заградительным устройством должен стать профиль пути — все примыкающие пути должны иметь «вогнутость», то есть подъем в сторону основных магистральный путей. Это является самым надежным способом защиты от самопроизвольного движения элементов подвижного состава.

Но это все новое и модернизируемое, а сейчас давайте посмотрим, что за охранные устройства применяются:

Сбрасывающий башмак

Устанавливается там, где отсутствует электрическая централизация. Может устанавливаться в положение «сброса» вручную. Это устройство эффективно сбрасывает колесную пару с рельса.

А ниже устройство выполняющее обратную функцию, оно носит название Накаточный башмак и применяется для постановки «сброшенного» состава обратно на рельсы.

Улавливающий тупик

Как видите функция тупика аналогична сбрасывающему башмаку, только если скорость вагонов будет небольшая, есть шанс что выезда за пределы тупика не произойдет.

Сбрасывающий остряк

Самое распространенное устройство для сброса подвижного состава с рельс. Устанавливается на примыкающих путях в местах, где есть электрическая централизация. Всегда сброс направлен в противоположную сторону от магистральных путей. Приводится в действие, в отличие от сбрасывающего башмака, автоматически.

Это устройство ниже часто путают со сбрасывающим остряком, но задаются вопросом, а где же собственно блок управления? Но на самом деле его функция сбрасывать тормозные башмаки из под колес вагонов. Такой способ торможения применяется на сортировочных горках. Никакой угрозы составу устройство не представляет.

Анна Ахматова. «Один идет прямым путем»

Один идет прямым путем,
Другой идет по кругу
И ждет возврата в отчий дом,
Ждет прежнюю подругу.
А я иду — за. мной беда,
Не прямо и не косо,
А в никуда и в никогда,
Как поезда с откоса.
Дата написания: 1940 год

Похожие стихотворения:

Анна Ахматова. «Путем всея земли» «В санех сидя, отправляясь путем всея земли…» (Поучение Мономаха детям) 1 Прямо под ноги пулям, Расталкивая года, По январям и июлям Я проберусь туда… Никто.

Анна Ахматова. «Подвал памяти» О, погреб памяти. Хлебников Но сущий вздор, что я живу грустя И что меня воспоминанье точит. Не часто я у памяти в гостях, Да и.

Анна Ахматова. «Август 1940» То град твой, Юлиан! (Вяч. Иванов) Когда погребают эпоху, Надгробный псалом не звучит, Крапиве, чертополоху Украсить ее предстоит. И только могильщики лихо Работают. Дело не.

Анна Ахматова. «Имя» Татарское, дремучее Пришло из никогда. К любой беде липучее. Само оно — беда. Дата написания: .

Анна Ахматова. «Земная слава как дым» Земная слава как дым, Не этого я просила. Любовникам всем моим Я счастие приносила. Один и сейчас живой, В свою подругу влюбленный, И бронзовым стал.

Борис Пастернак. «Снег идет» Снег идет, снег идет. К белым звездочкам в буране Тянутся цветы герани За оконный переплет. Снег идет, и все в смятеньи, Bсе пускается в полет.

Анна Ахматова. «Ива» И дряхлый пук дерев. (А. С. Пушкин) А я росла в узорной тишине, В прохладной детской молодого века. И не был мил мне голос человека.

Анна Ахматова. «Третий Зачатьевский» Переулочек, переул… Горло петелькой затянул. Тянет свежесть с Москва-реки, В окнах теплятся огоньки. Покосился гнилой фонарь, С колокольни идет звонарь. Как по левой руке —.

Анна Ахматова. «Поздний ответ» М. И. Цветаевой Белорученька моя, чернокнижница… Невидимка, двойник, пересмешник, Что ты прячешься в черных кустах, То забьешься в дырявый скворечник, То мелькнешь на погибших крестах.

Анна Ахматова. «Но я предупреждаю вас» Но я предупреждаю вас, Что я живу в последний раз. Ни ласточкой, ни кленом, Ни тростником и ни звездой, Ни родниковою водой, Ни колокольным звоном.

Анна Ахматова. «Про стихи Нарбута» Это — выжимки бессонниц, Это — свеч кривых нагар, Это — сотен белых звонниц Первый утренний удар… Это — теплый подоконник Под черниговской луной, Это.

Анна Ахматова. «Современница» Что знает женщина одна о смертном часе? О. Мандельштам Всегда нарядней всех, всех розовей и выше, Зачем всплываешь ты со дна погибших лет? — И.

Анна Ахматова. «Я окошка не завесила» Я окошка не завесила, Прямо в горницу гляди. Оттого мне нынче весело, Что не можешь ты уйти. Называй же беззаконницей, Надо мной глумись со зла.

Анна Ахматова. «Не недели, не месяцы — годы» Не недели, не месяцы — годы Расставались. И вот наконец Холодок настоящей свободы И седой над висками венец. Больше нет ни измен, ни предательств, И.

Анна Ахматова. «Когда человек умирает» Когда человек умирает, Изменяются его портреты. По-другому глаза глядят, и губы Улыбаются другой улыбкой. Я заметила это, вернувшись С похорон одного поэта. И с тех.

Анна Ахматова. «Так отлетают темные души» Так отлетают темные души… — Я буду бредить, а ты не слушай. Зашел ты нечаянно, ненароком — Ты никаким ведь не связан сроком, Побудь же.

Читать еще:  Расчет устойчивости откосов метод круглоцилиндрических поверхностей скольжения

Анна Ахматова. «Уж я ль не знала бессонницы» Уж я ль не знала бессонницы Все пропасти и тропы, Но эта как топот конницы Под вой одичалой трубы. Вхожу в дома опустелые, В недавний.

Анна Ахматова. «Уже безумие крылом» Уже безумие крылом Души накрыло половину, И поит огненным вином И манит в черную долину. И поняла я, что ему Должна я уступить победу, Прислушиваясь.

Анна Ахматова. «Стансы» Стрелецкая луна, Замоскворечье, ночь. Как крестный ход идут часы Страстной недели. Мне снится страшный сон — неужто Никто, никто, никто не может мне помочь? В.

Анна Ахматова. «Мне ни к чему одические рати» Мне ни к чему одические рати И прелесть элегических затей. По мне, в стихах все быть должно некстати, Не так, как у людей. Когда б.

Анна Ахматова. «И вот: наперекор тому» В лесу голосуют деревья. (Н. Заболоцкий) И вот: наперекор тому, Что смерть глядит в глаза, Опять по слову твоему Я голосую за: То, чтоб дверью.

Анна Ахматова. «Другая песенка» Несказанные речи Я больше не твержу, Но в память той невстречи Шиповник посажу. Как сияло там и пело Нашей встречи чудо, Я вернуться не хотела.

Анна Ахматова. «Твой белый дом и тихий дом оставлю» Твой белый дом и тихий дом оставлю. Да будет жизнь пустынна и светла. Тебя, тебя в моих стихах прославлю, Как женщина прославить не могла. И.

Анна Ахматова. «Когда о горькой гибели моей» Когда о горькой гибели моей Весть поздняя его коснется слуха, Не станет он ни строже, ни грустней, Но, побледневши, улыбнется сухо. И сразу вспомнит зимний.

Анна Ахматова. «Реквием» Нет, и не под чуждым небосводом, И не под защитой чуждых крыл, — Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью.

Анна Ахматова. «Клеопатра» Александрийские чертоги Покрыла сладостная тень. (А. С. Пушкин) Уже целовала Антония мертвые губы, Уже на коленях пред Августом слезы лила… И предали слуги. Грохочут победные.

Анна Ахматова. «Пленник чужой! Мне чужого не надо» Пленник чужой! Мне чужого не надо, Я и своиx-то устала считать. Так отчего же такая отрада Эти вишневые видеть уста? Пусть он меня и xулит.

Анна Ахматова. «Памяти М. А. Булгакова» Вот это я тебе, взамен могильных роз, Взамен кадильного куренья; Ты так сурово жил и до конца донес Великолепное презренье. Ты пил вино — ты.

Анна Ахматова. «Память о солнце в сердце слабеет» Память о солнце в сердце слабеет, Желтей трава, Ветер снежинками ранними веет Едва-едва. В узких каналах уже не струится — Стынет вода, Здесь никогда ничего.

Анна Ахматова. «Творчество» Бывает так: какая-то истома; В ушах не умолкает бой часов; Вдали раскат стихающего грома. Неузнанных и пленных голосов Мне чудятся и жалобы и стоны, Сужается.

Анна Ахматова. «Пятнадцатилетние руки» Пятнадцатилетние руки Тот договор подписали Среди цветочных киосков И граммофонного треска, Под взглядом косым и пьяным Газовых фонарей. И старше была я века Ровно на.

Александр Пушкин. «Один, один остался я» Один, один остался я, Пиры, любовницы, друзья Исчезли с легкими мечтами, — Померкла молодость моя С ее неверными дарами. Так свечи, в долгу ночь горев.

Анна Ахматова. «Б. Пастернаку» Словно дочка слепого Эдипа, Муза к смерти провидца вела, А одна сумасшедшая липа В этом траурном мае цвела Прямо против окна, где когда-то Он поведал.

Анна Ахматова. «Победителям» Сзади Нарвские были ворота, Впереди была только смерть… Так советская шла пехота Прямо в желтые жерла «Берт». Вот о вас и напишут книжки: «Жизнь свою.

Анна Ахматова. «К стихам» Вы так вели по бездорожью, Как в мрак падучая звезда. Вы были горечью и ложью, А утешеньем — никогда. Дата написания: .

Анна Ахматова. «Уединение» Так много камней брошено в меня, Что ни один из них уже не страшен, И стройной башней стала западня, Высокою среди высоких башен. Строителей ее.

Михаил Лермонтов. «Никто моим словам не внемлет… я один» Никто моим словам не внемлет… я один. День гаснет… красными рисуясь полосами, На запад уклонились тучи и камин Трещит передо мной. — Я полон весь.

Владимир Бенедиктов. «Ну вот — все ладится, идет все понемногу» Ну вот — все ладится, идет все понемногу Вперед. Надежда есть: жить будем, слава богу! Вот и устроились! — И светлый день блестит В грядущем….

Анна Ахматова. «У меня есть улыбка одна» У меня есть улыбка одна. Так. Движенье чуть видное губ. Для тебя я ее берегу — Ведь она мне любовью дана. Все равно, чтоты наглый.

Анна Ахматова. «Ленинград в марте 1941» Cardan solaire1 на Меньшиковом доме. Подняв волну, проходит пароход. О, есть ли что на свете мне знакомей, Чем шпилей блеск и отблеск этих вод! Как.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector